Все об амулетах и как их сделать самому

Все об амулетах и как их сделать самому
Ясный Дмитрий.: другие произведения. Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] Аннотация:
Фентези и как всегда попаданство. Кое что взято из онлайн-игрушки Невервинтер. НО ЭТО НЕ ИГРОВОЙ МИР) Возможно, кому-то напомнит смесь Рассвета с Легендой.Прода к Питомцу выкладывается в основном тексте по мере правки и сверки используемых терминов в интернете.Вычитано так себе. Помощь приветствуется. Текст правится. Часть первая готова.          Жестокий питомец.       Первые наброски карандашом на листе.       Не все что мы видим, является    реальным, не все реальное видимо нами.         Знаете, я тут недавно непреложную истину открыл, новую и ни разу не затёртую - не стоит кардинально менять свою жизнь на почти пятом десятке. Глупо это, непродуктивно и довольно таки проблемно в плане комфортности и размеренности жизни. Тем более менять верную, внимательную, заботливую и многократно проверенную в семейных и прочих баталиях супругу на молодое и приятно упругое в местах выдающихся, но абсолютно глупое двуногое из того поколения, что выросло на энерготониках.   Поколение энергичное, бодрое, жадное до всего и полностью безответственное до шаблонного жеста рука-лицо и сакраментального вопроса: 'Как так то?'   То ли дело бывшая заботливая и любящая.... Стоп, а вот с любящей, я сам себя обманываю. Любви между нами давно уже не было, так, привычка жить вместе. Но заботливая была, этого не отнять. Всегда утром блинчики и сырники с вареньем, паровая говяжья котлетка, рубашки глажены, туфли начищены, галстук в тон.....   М-да, что имеем, не храним, потерявши плачем. Эх, пусть и намного приятнее мне стало в горизонтальном положении вести рукой по крепким ягодицам и грудицам, а в вертикальном ловить на себе завистливые взгляды таких же седых и с выпирающим за брючный ремень брюшком старперов, но! Но столь малое, никак не перевешивает весьма привычного многого. Сентенция моя такая. Особенно, когда этого юного и упругого иногда бывает излишне много.   Черт! Ну что там опять?! Я резко приподнялся с 'лежака' на очередной громкий шум за спиной, вернее попытался подняться - туго натянувшиеся 'поводки' визгливо базернули предупреждающим сигналом и ловко завалили мое тело назад.   Проклятье! Да перо багнутой горгульи этим криворуким 'технарям' в зад и их стервозной рукоблудительнице! Ведь сразу сказал же им во время первой встречи, что для меня с моим баскетбольным ростом и внушительными габаритами тела, стандартная длина шлейфа перчаток и виртшлема будут очень коротки. Так нет, эта элита паяльная тогда промолчала, а при установке игрового оборудования нагло заявила мне, недоуменно выгнув выщипанную бровь: 'Простите, глубокоуважаемый альфа-тестер! Но данный образец проводки по всем своим параметрам соответствует выдвигаемым к нему требованиям, технологически уникален и именно и только для нашей Компании произведен изготовителем невероятно эластичным! Это специальный заказ Компании! И ни один из тестеров, кроме вас, разумеется, не высказал недовольство недостаточной длиной проводки!'.   В унисон ей подпевал на заднем плане визгливый голос козленыша в комбинезоне техслужбы компании: 'Это же FFNDSишка седьмая плюс, 'резинка' от Tripp Lite! Во пипец дремучий лузер!'.   'А требуемое вами, и никем незапланированное удлинение шлейфа, скорее всего критически негативно скажется на скорости прохождения сигналов и существенно нарушит время откликов. И еще краткая справка специально для вас, уважаемый альфа-тестер - длина шлейфа утверждена в ЕДСКе и согласована нашей Компанией с министерством здравоохранения!'.   И взглядом царским одарила убогого она.   Ну, вот что за идиоты, прости Господи! Высказывал! Чувства высказывал, грамотеи! А 'критически негативно'?! Еще бы ляпнули 'девственно целомудренно'! Ну, это понятно тем, кто понимает - так-то вроде бы и звучит одинаково, да вот значения слов разные, сужение понятий называется, но этим ординарам с тестером в анусе разве это объяснишь?    Я тогда время на споры с ними тратить напрасно не стал, молча достал коммуникатор, набрал нужный номер и одновременно прижал к стене по-хамски скалящегося козленыша, несильно, так до хрипотцы задушенной. Затем высказал по 'громкой' Витальичу все, что я думаю о подобном и подобных. Не забыл и их начальника техотдела поименовать жирным кастрированным ослом и пообещать оборвать ему при встрече остатки его мужественности. Видел его как-то в приемной у Витальича, потеющего и колыхающего бесчисленными складками под подбородком. В общем, все порешал, извинения от всех получил, но вот 'поводки' мне поменяют только через сутки. Так что, я пока как пес сторожевой на короткой привязи мучаюсь - свободно не приподняться и не повернуться. Так-то нормально, но иногда дернусь резко, при какой ни будь бодрой игровой ситуации, а 'поводки' назад возвращают. Сурово и строго.   Я стянул виртшлем с головы, аккуратно отлепил от шеи и с области сердца широкие пластины датчиков, скинул фиксаторы шлейфов. Перчатки и манжеты с рук снимать не стал, чуть приподнялся, опираясь высокотехнологичными устройствами стоимостью по двадцатке у.е. за каждое, на края 'лежака' и сфокусировал расплывающийся взгляд на Эбби.   Вообще то, она по паспорту Евгения, суч... э, брюнетка крашеная, двадцать четыре года, почти совсем русская, девяносто пять, шестьдесят три, нижние не помню, но там все хорошо и без указания размера, но в соцсетях и на прочих 'грядках' этой нашей новой виртуальной субкультуры Жени в отличие от Эбби не растут. Чахнут Жени без внимания - не лайкают их, не репостят, ибо нормальные имена нынче не в тренде.   -Какого, твою... Гх-мм... Что ты здесь делаешь, Эбби?   Хлопанье ресницами, округлившиеся глаза и недоуменно приоткрытый рот были мне ответом.   -Я тут прибираюсь, котик.   -Я не хотел знать, что именно ты делаешь. Я спросил, что Ты здесь делаешь? Делаешь здесь, в моем кабинете, в то время, когда я работаю?   -Ну, я же сказала - я прибираюсь, милый! У тебя тут все разбросано, провода вон всякие на полу, и гудит все жутко! И эта громадная штука, ну с твоей новой работы, пыль притягивает! А зачем ты с нее крышку снял? И вон тот провод толстый - там ведь контакты голые! Да, да, совсем голые! Я же вижу! А на нашем форуме девочки говорили, что все электрические контакты нужно непременно зачищать, то есть защищать. И там эта, статика вредная компьютерным данным, вот! Ну, а их тоже надо защищать и типа беречь и противодействовать этим наведённым, разным таким в потенции.... Ну, котик ты же и сам все-все об этом знаешь! Поэтому я и....   Я прервал эмоциональный щебет начинающего специалиста по разнопотенциальным полям и технике электробезопасности резким взмахом руки и недовольно поморщился - не 'отстегнутые' на левом бицепсе 'поводки' сильно дернули руку обратно:   -Женя! То есть, Эбби! Ты можешь быть внимательной, хозяйственной, домовитой, да какой хочешь ты можешь быть в нашем доме везде, кроме моего кабинета! Но, я надеюсь, ты не забыла те правила, которые мы с тобой уже не раз обсуждали. Они просты - сюда, в кабинет, как ты помнишь, ты можешь приносить мне кофе, разминать мои плечи, тихо сидеть рядом, но ни в коем случае не прибираться тут и не шуметь! Тем более тогда, когда я работаю! И ради бога, оставь в покое этот чертов эспадон, ты его не....   Закончить фразу я не успел. Запомните, открытые контакты под напряжением не любят когда на них проливают различные жидкости и ламинат совершенно не впитывает воду. Также, аквариумы с золотыми рыбками объемом более ста литров надо изготавливать из ударопрочного и эспадононепробиваемого стекла.   Последней моей мыслью было: 'Какая же ты криворукая дура, Эбби....'.         -Любуешься, сожалеешь, думаешь? Или дрочишь стоя? А ну быстро отвечай своему старшему брату, тайный любитель нежных мальчиков хьёсе!   Громкий рык, оглушающий и заставляющий тревожно вскидываться и в испуге оглядываться врагов, раскатился под высокими сводами питомника. Бухнула по косяку взорвавшимся файерболом массивная дверь и от входа загремели и заискрили черной бронзой латные башмаки смуглокожего гиганта в накинутом на голый торс меховом плаще.   -Ты как всегда пошл, омерзителен и невероятно громок, о, мой неимоверно сильный и тупой старший брат! И здравствуй, пропажа!   Стоящий у загонов питомцев тонкокостный черноволосый молодой человек увернулся от размашистой оплеухи, умудрившись при этом ловко и быстро кольнуть неизвестно откуда появившемся жалом стилета могучее предплечье гиганта.   -Ах ты мелкий сблевыш Грая! Да я сейчас разорву тебя на тысячу частей твое жалкое тело!   Но дальше словесных угроз гигант не пошел и, не обращая внимания на темные капли тягуче падающей на пол крови, став друг неимоверно серьезным, остановился возле экрана и внимательно всмотрелся в его нижнюю часть с несколькими разноцветными шкалами.   -И как давно потребление энергии перешло за контрольную отметку? О, прости меня - гигант размашисто облапил стоящего рядом - Здравствуй, брат! Я скучал по тебе!   -Я тоже скучал, брат. А потребление энергии на развитие зародышей вышло за выставленные параметры этой ночью. Два скачка по три мегаджоуля, еще один террават через цикл и продолжает неуклонно расти. По ноль три мегаджоуля в цикл.   Гигант, не выпуская из объятий младшего брата, задумчиво постучал пальцем по столбику крайней равномерно пульсирующей шкалы, хмыкнул и внимательно посмотрел младшему брату в глаза:   -Что предполагаешь? Ошибка хранителя инкубатора? Не кондиция зародышей? Или стороннее вмешательство? И что ты предпринимаешь и предпринял?   -Стороннее вмешательство. Нет - молодой человек вывернулся из объятий брата и успокаивающе махнул рукой - Не целенаправленное и вредоносное - все защитные и контрольные контуры в норме, пробоев и червоточин я не обнаружил. Причина за границами нашей ответственности - караван с зародышами зацепил край воронки хаоса - я отправил запрос в службу сопровождения и получил подтверждение инциденту, а наши поставщики об этом умолчали. Не пожелали обходить зону воронки, терять время и деньги за срыв сроков поставки.   -Зато потеряют сейчас и раз в десять больше! - злорадно хохотнул гигант и хищно раздул ноздри - я немедленно поручу нашему казначею выставить им рекламации на всю партию и стребовать штраф за недополученную выгоду! Мы их разорим, братишка! Оставим без хитонов, сандалий и даже без родовых амулетов! Мы продадим их в рабство в покрытие наших убытков. И на эти деньги я куплю тебе целую гору твоих любимых рунных камней! Ну, после того, как поменяю сбрую на своем Огнегривом! И сменю себе и тебе - я ведь любящий и щедрый старший брат - все наше старье! Хочешь себе кольцо из пещер и камень на увеличение реакции, братишка? Седую легенду от подгорного клана и волшебную каменюку? Я тут, совершенно случайно, приметил в ежемесячном каталоге большого аукциона пару довольно интересных лотов.   -Нет, брат.   -Что нет?   Гигант недоуменно и возмущенно посмотрел на младшего брата.   -Не сменишь, не купишь, не разорим и я не хочу кольцо с гнездами под камни от спесивых горных уродцев. На все нет. Мы не будем подавать в суд домена на гильдию караванщиков. Наоборот, мы сделаем вид, что все в порядке и что нас полностью и абсолютно устраивает качество поставленных ими зародышей.   -И каковы этому причины?   -Перспективы, брат. Туманные, но очень и очень многообещающие перспективы. Это крайне интересные зародыши. Я высчитывал их параметры все время до рассвета, сразу же после первого скачка в потреблении энергии. Несколько раз пересчитал, а потом заказал Мастеру Вероятностей прогноз линий развития по дальсвязи. Не дергайся так, брат, только за мой счет. В общем, прогнозы обнадеживают - три высшие линии в перспективе и одна вне категорий при вероятности более шестидесяти пяти процентов. Если сработает хотя бы одна.... Брат, хочешь иметь не убиваемого питомца?   -Не убиваемого? Да! Я его хочу! Вымотали меня эти наши семейные слабосилки - вечно ложатся, когда надо оттянуть на себя врагов, а ты потом устаешь их призывать, да и Грай с каждым разом требует жертв все больше и больше! Значит, ровно четыре линии развития? И очень возможно, один из питомцев будет вне категорий? То есть тем, чего у нас никогда не было? - гигант несколько мгновений поразмышлял и одобрительно хлопнул огромной ладонью младшего по плечу - Хорошо! Я верю твоему чутью, брат! Но если твои перспективы окажутся не очень перспективными....   -Я слышал тебя, брат - новая сбруя для твоего скакуна и новый обвес для тебя.   -Ты запомнил! Ну, надо же! Как же я рад, что у меня такой памятливый брат, хотя он безумец и тайный извращенец! Люди - гигант торжественно поднял руку с вытянутым указательным пальцем к потолку - знают, какие прозвища давать! Твое тебе как имя!   И громко расхохотавшись, гигант, залязгав башмаками, направился к выходу из питомника.   -Брат, твоя новая ипостась - берсеркер? Варвар Севера? Сильный, храбрый, неудержимый?   -О да, мой хиленький братишка! Я неимоверно свиреп, могуч и беспощаден в своем боевом безумии к врагам! Я ужас южных степей!   -А еще у тебя отсутствует память в твоем новом облике. После прохода под Аркой равновесие не терял? Не падал? Нет, причина тут другая - слишком много других достоинств и это для тебя лишнее.   Гигант недоуменно вздернул бровь в полуобороте.   -Брат, ты решил оставить капли своей крови мне на эксперименты? Для любого заклинателя это будет замечательным подарком. И ради такого случая я, наверное, обязательно пройду под Аркой Изменений. Или нет....   Младший задумчиво протянул фразу, глядя как по каменному полу от старшего брата стремительно пронеслась волна огня, выжигая темные пятна крови на плитах и медленно замирая у носков его обуви.   -Может, я забыл что-то еще, Риан?   -Нет, Паус. Только, если не я ошибаюсь, все северные варвары бледнокожи, белокуры и с голубыми или серыми глазами. А не смуглые черноволосые гиганты. И еще, магией они совершенно не владеют.   -А я загорел и потемнел волосом оказывая поддержку нагатскому хану в рамках нашего военного сотрудничества на самом южном юге Деспотии, сопляк! А после одного жаркого и неимоверно кровавого боя, когда мы бились десятком против тысячи дикарей, я съел мозги колдуна кочевников! Или лучше говорить, что съел сердце? В общем, пока ты в свой период очередного ученого безумства глотал в нашем замке свои заумные книжки и изводил чернила цистернами, я занимался настоящим мужским делом - покорял бескрайние степи и млеющих от страсти ко мне знойных женщин племени сартагов! И складывал курганы из черепов их мужей! Знаешь, какие там были возможности проявить себя как воина? Просто колоссальные возможности! Правда, с экспедициями в миры Порталов это не сравнить..... Но ты все равно завидуй, завидуй мне, малыш.   -Что ж, надеюсь, что черепа были не мышиные..... А то мне послышалось - ваартаги, мыши степные, под воздействием эманаций хаоса мутировавшие....   Над быстро склонившейся вперед головой младшего брата зло просвистел сорванный с плаща и брошенный в него гигантом тяжелый золотой медальон.   -Да чтоб тебе черви печень выели, язва нашей семьи! Риан! Ты, давай, прикуси свой ядовитый язык! И не вздумай забыть явиться на праздник в честь моего возвращения в Лесной дом через два дня! Или я приду за тобой и вытащу тебя из этого пыльного подвала за шиворот! Ты меня понял?!   И дверь в питомник вновь грохнула об косяк, выбивая клубы серой пыли из кладки. Через мгновение громко и обиженно заверещал замковый гремлин с ужасом на вытянутой мордочке разглядывающий появившуюся маленькую трещину в растворе кладки. Стоящий у магоэкрана молодой человек властным жестом заставил его заткнуться и так же, как и прежде его старший брат, задумчиво постучал ногтем по столбику крайней шкалы. И словно отзываясь на его прикосновенье, полоска изумрудного цвета вздрогнула и скачком поднялась еще на два деления, вынудив напряженно загудеть генератор.         Восточная башня, уровень двенадцатый, спецхран правящего Дома, отдел раритетов, закрытая секция, 'Трактат о Печатях' Китриана Атро дин Услекского. Получение для чтения без выноса из секции только при наличии допуска не ниже 'омега', ключ: 'меч - печать - девятка - текущая вода - сломанный серп'. Чтение без присутствия сотрудника Башни. Ссылки, выписки, цитирование - разрешено.   Запись, сделанная рукой автора на титульном листе книги: 'Сие же есть мой многолетний труд о смысле и значении всех известных мне Печатей Подчинения и о случаях разных применения их и способах наложения с ритуалами при этом потребными совмещенных.   Первое же слово мое решившему любую Печать Подчинения на существо живое нанести, а более того разумное и мыслящее, таким будет: 'Помни же Налагающий Печать, о том, что нет совершенства в мире нашем и нет ни одной Печати, что со временем не ослабнет или сорвана не будет. Жертва же кровавая Печать Подчинения и Узор ее лишь ослабит, хотя узы и надолго закрепит, но вреда тут больше, чем нужной тебе пользы. Знай и помни, Налагающий - кровь любая Узор Печати невосстановимо рушит. На сем утверждении стою твердо я, Первый Доциниант Ветросской Имперской Академии Китриан Атро дин Услекский, что многие и разные науки превосходно постиг и вправе мнение свое о сем предмете иметь'.   Приписка неизвестного внизу строк автора: 'Это утверждение никем не доказано. И я уверен, многое зависит от того, кого именно принесут в жертву при наложении печатей. Жертвенная кровь разрушает Узоры Печатей.... Ха-ха! И еще раз - ха-ха! Жаль, повыбили у нас всех диких вампов, а закупать их у кочевников не хватит всех средств академии на необходимое мне количество. А то бы я проверил твое confirmatio наглядным demonstratio, самовлюблённый болван'.            Первые касания похожи на осторожное прикосновение остро отточенного кончика карандаша к листу бумаги. Словно кто-то легко, едва намечая, ставит многочисленные точки. Еле ощущаемые разметочные точки, которые затем соединит быстрыми, скупыми линиями, формируя основу рисунка.   Следующие касания.... Следующие касания несут с собой тревогу, рваную тень паники, туман зарождающегося иррационального страха, создавая уже не четкий геометрический узор, а клубок стягивающейся в тугой узел частой сети. Стальной, с бритвенной острыми нитями, колкими узлами соединения. И еще они несут с собой боль. Вначале едва заметную, раздражительно досаждающую, словно заусеница на левом мизинце. Не мешает, не опасна, да и болит так себе. Но внимание тянет, заставляя подцепить ногтями и рвануть, отделяя от тела еще не отмершее, но уже не твое.   Но затем боль усиливается, доходит до пика и наваливается тяжелой душной волной, безжалостно сбивая дыхание, вынуждая судорожно вскрывать в вопле рот и проталкивать в легкие обжигающий глоток воздуха, неравноценно обменивая его на долгий вопль, наполненный нестерпимой мукой. На беззвучный вопль, на неслышимый крик.   А еще вместе с болью в тебя втекает ручей, река, океан расплавленной стали, выжигая все твое и тебя в пепел и в прах, одновременно заполняя пустоту неподъемными пластами холодного железа. Заполняя и создавая. Создавая что-то тебе непонятное, неясное, но пугающее до одури, до очередного никем неслышимого вопля, бесплодного и обреченного гласа вопиющего в космической пустыне.   И вдруг все заканчивается. Боль куда-то уходит, пропадает, теряется там, снаружи, словно ничего и не было, словно тебе все только казалось. Но внутри остаются пласты хладной стали, железный каркас, грубая решетка, что поднимается в тебе массивными хребтами щербатых скал, наполняя тебя и вытесняя твое, заменяя чуждым. И ты знаешь, пытаешься не знать, не хочешь, но знаешь - ничто не закончилось и все повторится вновь. И это вновь заставляет тебя ждать, невыносимо мучаясь неизвестностью и ожиданием, и вернувшуюся боль ты встречаешь с какой-то извращенной радостью, веря и надеясь, что вслед за болью придет краткое облегчение.   А потом все опять повторяется. И длится. Час, день, год, тысячелетие. Времени нет и нет тебя. От тебя ничего не осталось. Только ожидание боли, сама боль и то, что проросло колючим сорняком в тебе. Это ненависть, ожесточение и зло. На все и на всех. Но это не твое и это уже не ты.         -Я начинаю сомневаться в твоей затее, младший. Отец, вчера, в Час Неба призывал меня к себе и проявил недовольство твоими действиями в нашем с ним разговоре.   -Я знаю. Я разговаривал с отцом ночью по дальней связи.   -Ночью?! - старший удивленно повернулся к младшему брату, оторвав изучающий взгляд от мутно серой сегментированной сферы посреди площадки отсыпанной золотистым песком - То есть он вначале говорил с тобой, а потом призвал меня к себе в Замок на Скале?   -Я думаю, отец хочет, чтобы ты, уговорил меня отступиться. Я ощущал его желание, хотя он его и не озвучил.   -А может, действительно отступишься? Сколько ты уже вложил в это.... Вложил в это нечто? - старший брат, раздраженно дернув щекой, махнул рукой в сторону серой сферы - Пять сотен тысяч? Семь десятков тысяч? Восемь?   -Сто шестьдесят четыре тысячи полновесных империалов. Я продал свою коллекцию лучистых камней, весь аболетский сэт и заложил миражные линзы. Все линзы.   -Ты сошел с ума, младший. Тысячи империалов! Почти полмиллиона в сумме! Более сотни килограмм золота! Да ты действительно безумен, младший! Ты просто полностью помешался на своем демонском питомце! - кулак старшего брата с гулким грохотом обрушился на плоскость балюстрады, заставляя разбежаться по зеркалу мрамора паутину трещин. Откуда-то издалека донесся горестный вопль замкового хранителя, и руку старшего брата резко оттолкнуло от мрамора, заставляя его покачнуться и невольно отшагнуть назад, восстанавливая равновесие. Он мгновенно обернулся, гневно раздувая ноздри и складывая пальцы в Знак Мора. Никого. За спиной лишь пустынные дорожки сада и темные провалы арок в стене.   -Не злись, брат. Хранитель лишь выполняет свою работу. Это смысл его существования.   -Смысл существования... Работа..... - старший шумно выдохнул, заставляя себя успокоиться - А есть ли смысл в твоей работе, брат? Я думаю, уже нет! Ни смысла, ни результатов! Но ты ничего не видишь и никого не слышишь. Ты зациклился. Ты замкнул себя на этот бесполезный и дохлый зародыш! Разве тебе мало тех трех питомцев? Разве ты не получил превосходный результат? Знаешь, сколько поступило прошений от младших домов на выделение им генного материала?   -Знаю. Семьдесят два прошения и одно требование от Правящего Дома.   -Значит, знаешь... - старший брат вновь тяжело вздохнул и положил широкую ладонь на плечо младшего - Взгляни в зеркало, брат, посмотри на себя! Ты похудел, ты бледен, ты вновь горбишься, как после того ранения и у тебя нет денег, ты весь в долгах. И тебя, из-за твоей отстраненности и холодности, бросила льера Фаала! Прелестная и нежнейшая Фаала из Дома на Холме! Мама и отец этим очень огорчены, ведь ты разрушил так долго вынашиваемые ими матримониальные планы. И ты знаешь об этом, но тебе на это наплевать. Ты все также возишься с этим проклятым зародышем уже почти шесть циклов и более ничем не занимаешься! Почти полгода, младший, пустых и бесполезных усилий, десятки проведенных ритуалов, сотни литров жертвенной крови и океан пустых расходов! Да, твоих расходов, я согласен. Но ослабляя себя, ты ослабляешь семью. Ты продал свой аболетский комплект оружия и доспехов. Это твое право. Но ответь мне, Моровой Глаз ты Утопленным кинжалом развоплощать будешь? Или побежишь в семейную сокровищницу, и будешь вымаливать у мастера Морадина что-то более серьезное? Да тебя, младший, просто необходимо отвезти на Источники к Лечащим Разум. И везти силой, сам то ты точно не поедешь.   -Да, сам я на Источники не поеду. И да, возможно, я несколько увлекся. Но взгляни еще раз на него и скажи мне, что ты видишь?   Старший брат повернулся к сфере. Несколько мгновений он тщательно всматривался в нее, в песок на площадке, темные пятна нор граатов, а затем с преувеличенной серьезностью принялся перечислять:   -Я вижу серую, мертвую сферу, то есть дохлое яйцо питомца, желтый мелкий песок, входы в норы граатов и еще.... Еще я вижу рядом с собой своего помешанного на этом сером дерьме младшего брата, коего недаром прозывают Безумцем.   -Прекрасно! Отлично! А теперь скажи мне, брат, а что ты не видишь?   -И что же я не вижу, о мой любимый младший брат, по коему давно соскучились Лечащие?   -Ты не видишь граатов, брат! Ты их не видишь! Ни одного хищника. Ты. Не видишь. Брат!   Старший ошеломленно, с тяжелой волной гнева и смутным оттенком подозрительности в адекватности брата во взгляде, вновь повернулся к младшему, уронил глухо, неподъемным валуном:   -Поясни.   -Они чувствуют его, брат! Они его боятся!   -Кто и кого?   -Грааты! Питомца!   И опережая уже готовую опрокинуть его волну гнева старшего, младший торопливо заговорил, лихорадочно выплевывая слова и криво строя фразы:   -Я был готов уже сдаться. Я уже был готов отправить яйцо в Разлом. Я уже не надеялся.... А потом подумал.... Перенес яйцо сюда.... Они вначале пытались напасть.... Но уже два дня они сидят по норам! Грааты! По норам! Ужас Синего леса сидит в норе и скулит. Я слышу это! Вчера, на закате, вожак вышел и пытался подойти к яйцу, но смог сделать лишь три шага! Всего три, брат! А затем он трусливо сбежал! Ты когда-нибудь видел бегущего от схватки граата, брат?   -Нет.   -И я до этого не видел! Но вчера.... Вчера я видел это и еще я увидел как....- младший вдруг захлебнулся воздухом, пытаясь вдохом погасить огонь лихорадочного румянца на лице и судорожно закашлялся.   -Так, успокойся и выпей охлажденного вина. Ты слишком возбужден. А когда успокоишься, то ты продолжишь свой рассказ о том, что ты видел в прошедший день.   Старший брат шагнул от парапета и громко крикнул в пустоту парка:   -Эй, хранитель! Холодного аллезского моему брату! И мне принеси....   Но закончить фразу он не успел. С шумным хлопком сегменты сферы распались на сотни неровных частей, и площадку окутало густое облако невыносимого зловония. Зловония знакомого всем, кто находил труп, пролежавший пару дней на жаре.   Старший брат обернулся назад, несколько мгновений пристально вглядывался в гнилостно-зеленый туман, непроизвольно закашлявшись от тошнотворной вони, а затем начал медленно говорить, тщательно выбирая слова. Мягкие, не ранящие.   -Ты сделал все что мог, брат. В случившемся нет твоей вины, ты старался, ты делал ....   И вновь старший не закончил начатую фразу, потому что младший смотрел в туман и счастливо и радостно улыбался. А затем и он услышал глухие кашляющие звуки, тут же перешедшие в угрожающий горловой рык.         -Господин владетельный льер Риан позволит задать ему вопрос?   -Это относится к нашей с вами работе, мастер?   -Да, владетельный льер, безусловно.   -Хорошо. Задавайте свой вопрос, мастер Емаал.   Сухощавый и черноволосый молодой человек, не отвлекаясь от малоприятного зрелища за защитным прозрачным экраном, разрешающе наклонил голову.   Медленно двигающийся и сильно прихрамывающий при ходьбе грузный мужчина в серой одежде встал рядом и чуть позади молодого человека. Несколько секунд так же, как и молодой человек, пристально всматривался в туман кровавой взвеси, следя за мечущейся на арене темной тенью и собираясь с мыслями.   -Я хотел узнать, владетельный - почему именно я и мой полигон? Почему представитель владетельной семьи из Замка на Скале, семьи, что владеет двумя десятками полигонов и на которую работают такие мастера как Вертасан из Коланжа и Закан Хрант, обратился именно ко мне? Почему вы, владетельный льер Риан, у которого, по словам самого мастера Хранта, есть чему поучиться многим другим мастерам, обратились с заказом на тестирование к не очень известному наставнику питомцев?   -Вы хотите узнать причину, мастер? Жаждете получить правдивый ответ, даже если он будет вам неприятен?   -Да, господин владетельный Риан.   -Хорошо, мастер Емаал, я отвечу. Причин для моего обращения к вам ровно две и одну вы сами уже назвали - это ваша небольшая известность как наставника питомцев. А вторая причина, это ваше непревзойденное умение молчать. Вы же ведь так и не рассказали абсолютно никому, мастер, откуда у вас средства на новый полигон и кое-что другое? Да, вы никому не рассказали, хотя спрашивающих было предостаточно. И еще, некоторые мои знакомые как-то обмолвились, что приезжавший к вам три цикла назад и применивший к вам 'усиленную' форму допроса, старший дознаватель Западной башни Ваенерен не вернулся к себе в отдел. Представляете, он умер прямо на въезде в город Семи Башен от внезапного сердечного приступа. Вы не знаете, почему с ним это случилось, уважаемый мастер Емаал? Не знаете, что именно его столь сильно огорчило?   Мастер Емаал несколько минут молчал, продолжая смотреть на монстра, мечущегося среди растерзанных останков южных вампов за стеклом, затем поклонился и, не разгибая спину произнес:   -Мое любопытство вами удовлетворенно, господин владетельный Риан. Прошу простить меня за настойчивость. И если мне будет позволено, владетельный, я удалюсь к нашим людям - нужно немного прибраться после..... После, гм, впечатляющей демонстрации возможностей вашего питомца, владетельный льер.   -Разумеется, мастер, разумеется. И еще.... - сухой голос владетельного Риана остановил мастера Емаала на полпути к выходу из комнаты.   -Добавьте к основной сумме оплаты заказа.... Добавьте еще пятнадцать тысяч империалов. Это залог наших добрых отношений и поощрение для вас и ваших людей, что хорошо умеют молчать. Совсем как вы, мастер. Разговорчивые же.... Ведь у вас есть разговорчивые, люди в персонале полигона, мастер?    Владетельный Риан повернулся к мастеру Емаалу и несколько мгновений пристально изучал его лицо колким взглядом ярко-зеленых глаз.   -Да, к моему глубокому сожалению, такие люди есть, владетельный Риан.   -Думаю, вот они то, данной награды и будут вами лишены.   -Да будет по вашему слову, владетельный. Мне все понятно. Может охлажденного аллозского вина, господин Риан, пока мои молчаливые люди подготовят, гм, разговорчивых?   -Холодного аллозского? Да, мастер, это было бы кстати. И помойте моего воспитанника тщательно, у него есть пара плохо доступных мест у основания спинных лезвий.   -Владетельный?   -Ах да! После, мастер, после. Но тщательно!   -Может владетельный Риан пожелает присутствовать при.... При выдаче наград?   -А это может быть интересным?   В ответ мастер Емаал скупо осклабился, показывая крепкие желтые зубы:   -Не сомневайтесь в этом, владетельный. Среди разговорчивых, есть трое бывших ветеранов из хирда клана Пылающей горы. Я уверен, вам, владетельный Риан, понравится их встреча с вашим питомцем.   -Аллозское вино, хирд горы.... А вы не только молчаливый, но и много знающий человек, мастер Емаал.   Риан оценивающе взглянул на мастера. Мастер Емаал в ответ на взгляд вновь поклонился и, не разгибаясь, и из-за этого глухо проговорил:   -Думаю, с сегодняшнего дня, я ваш молчаливый и знающий человек, мой господин. Вы позволите мне поговорить с 'разговорчивыми' перед тем как... Мой господин?   Риан, выдержав долгую паузу, согласно наклонил голову:   -Принимается, мастер Емаал. Что ж, я не против, поговорите с ними. Тяжелый камень на душе это ведь не та драгоценность, которую необходимо хранить. Вы согласны со мной, мастер Емаал?   -Да, мой господин.            То, что Подземный Отец назначил сегодняшний день быть плохим днем, Аагорт Большой Палец, сын Широкоплечего Чесега, познал с утра. Ровно с рассвета, когда в его левый башмак попал мелкий камешек, и он натер себе ногу до крови. Сын подгорного народа, натер себе стопу камнем! Пог Секира, только смачно крякнул, когда Аагорт вытряхнул камешек из башмака, ну он то всегда был молчуном, слово не выпросишь, а Груди-болтун тут же опять заныл о том, что негоже нарушать обычаи да традиции. Подземный Отец, мол, сердится, Матери Гор гневаются, и вообще на все общество несмываемый стыд и позор быть на службе у людишек им, доблестным ветеранам хирда. За что и страдаем, все беды на своих плечах носим, да под бородами прячем. Прав так-то Груди, ох прав. Недобрая это примета, камень в башмаке, а если на это как на знак от Матерей смотреть, то и совсем все плохо.   А потом, в час сойки, Аагорт увидел въезжавшего во двор полигона Безумца и его настроение, чуть выровнявшееся после сытной похлебки с мясистыми бобами и двух кружек пива рухнуло в бездну к проклятому Мертаку. Нет, он Безумца так сразу то и не узнал, изменилась тварь сильно. Осанку свою, выкормыш Мертака, выправил, рукой левой двигает бодро. Но глаза прежние, цвета ядовитого дыхания пещер, глаза. Проклятые, зеленые.   Он, Аагорт тогда совсем еще малым был, чуть повыше рукояти секиры, когда его отец, сидя с друзьями, хвалился, как они разметали пару когорт людишек и побили колдунов из Старших и владетельных семей. Одному колдуну, молодому совсем, так руку напрочь снесли и спину поломали. Сдохнет однозначно, выродок, никакие темные камни ему не помогут.   А вот трое старших колдунов на своих ногах ушли. Матерые были, с хищными питомцами, на конях из Бездны, да в доспехах миражных. Не берет честная сталь колдовскую бронь. Ее только оружье с рунными камнями, усиленное да зачарованное, в силах прорубить. Но мало его у подгорного народа, совсем мало, и покупать камни те у колдунов людских то и приходится за цену великую. Отец тогда горестно махнул широкой мозолистой ладонью, притянул Аагрота к себе и затянул песню рудокопов, ту, что потом пели на его похоронах.   Тот самый недобитый колдунишка и убил его на ярмарке в долине Ротэ, вскрыл как раковину озерного моллюска широкое тело гнома сотней невидимых кинжалов, спустя ровно три года, как Владыка подгорного народа заключил мир с Правящим Домом людей и их Императором.   И не было ничего ему, проклятому колдуну, ни выдачи, ни суда старейшин, ни казни на Огненном камне. Якобы отец Аагрота тогда крепкого пива перебрав, лживым словом задел честь Правящего Дома и горбатый колдун с левой рукой на перевязи, младший сын главы семьи из Замка на Скале смысл кровью мерзавца оскорбление. И тому свидетелей было более десятка, да только люди все, ну и орка два. А какая дружба у гномов с орками все знают. Тесная такая дружба, до хрипа задушенного и ненависти непреходящей.   От каторги людской или чего еще хуже Аагрота тогда старый Вепар спас, сперва удерживая кинувшегося на человеческого колдуна юного подгорка, а потом без затей его сознания лишил, трижды ударив огромным кулаком по голове. Крепка черепная кость у сынов гор. Но, даже проваливаясь в темноту, Аагрот все видел перед собой проклятые зеленые глаза колдуна и запомнил их до конца лет своих. И прозвище его запомнил - Риан-безумец.   А теперь, спустя почти два десятка лет, его кровник спрыгивает с коня посреди двора полигона и обменивался приветствиями с их нанимателем, мастером Емаалом. И не сделать ему ничего. Тогда колдун был оправдан, а мир с людишками все длится, да и малую клятву на секире Аагрот нанимателю принес. Не поймут братья по хирду, и общество не поймет - накличет Аагрот беду на весь подгорный народ. Вот ему только и остается, что зубами бессильно скрипеть, да бороду грызть.   В общем, похлопали Аагрона братья по плечевым щиткам сочувствующе и по своим местам разошлись согласно уложенью при испытаниях питомцев. В полной броне, со щитами ростовыми заговоренными и с самовзводными арбалетами. И еще болты зачарованные на разрыв плоти им выдали. Раньше не брали самострелы и щиты с собой, а тут Симон, правая рука мастера, 'алый' уровень готовности объявил, ровно как при возможном проникновении больших сил врага на охраняемый объект.   Ну, а как на посты все встали, и людишки в броне в проходах, и они на воротах загонов, то и началось. Загнали большой крытый фургон на первый уровень полигона, подняли защитные щиты коваными полосами укрепленные, местный магик полог поставил, а помощники Симона у подъёмных механизмов решеток клеток встали.   Напряженные все до бледноты, мастером Емаалом словами напутственными накачанные. Безумец Риан, колдун проклятый, из боковой арки к фургону один вышел, и плотный полог с боку его скинул. Постоял немного, да и ушел обратно, только засовы на двери толщиной в три ладони за ним лязгнули, вход на уровень запирая. Что он там делал и кого из фургона выпускал, Аагрон не видел, да и не мог с места своего, но вот губы у Антона-северянина и отсюда видно, мелко задрожали, и лицо еще бледнее стало, хотя куда уже больше?   А потом на песок арены из фургона выпрыгнуло это.   Черное как смоль, подвижное как расплавленный металл, быстрое как взмах секиры. Крутнулось, вздымая тучи песка на месте, качнулось влево, вправо, замерло, словно прислушивалось и принюхивалось. Только чем? Ведь тварь безглазая и безносая. Тьма и темнота, пятно черноты со шкурой словно каменной и мышцами, что как подъемника канаты, ее распирают.   И еще не слышал раньше Аагрон, что бы грааты жалобно скулили, а если бы кто сказал ему о таком, руки бы больше не подал и за стол не сел с лжецом глупым. Скулящий граат, коего даже не матерого, а так, годовалого, ну или двухлетка, командой охотников не мене чем в пять душ берут, это из разряда падения неба на горы, чего быть никогда не может.   Но вот довелось, сподобился. Скулил ужас Синего леса жалостно, даже обмочился, когда его монстр из клетки вытягивал неторопливо, после того как на них решетки подняли. А дикий огр вторил ему, в угол своей клетки забившись.   Закрыл глаза Аагорт, не стал на это смотреть. Позже Груди ему с подробностями ненужными все рассказал. И как убил монстр их быстро, не мучая, и как смерть граат с огром покорно принимали, и как лезвия со спины да из лап монстра выскакивали, и как всем, кто у края щитов стоял, так жутко было, словно кроме запаха крови еще и запах ужаса с арены доносился. А Пог Секира хмурился, молчал и шевелил неспешно губами - возносил беззвучно молитву Подземному Отцу и еще обереги дёргано перебирал короткими пальцами. Никогда Аагрон его таким не видел. Даже произносить не хочется хоть и про себя, поганое словечко 'напуганным'.   Так что и то, что свершалось на втором, третьем и седьмом ярусе Аагрон не стал узнавать. Не было интереса. Хотя, что там узнавать? Все, все, в общем, знают, а отслужившие на полигонах более года, вот как он, и подробностями располагают. На втором да на третьем уровне этого монстра магией пытали - огнем колдовским жгли, прессом воздушным давили, холодом замедляли, разные параметры устойчивости на магические воздействия отслеживали. А вот на седьмом.... Там и секрет, и гордость мастера Емаала держали - южных вампов. Всего трех вампов, но стоил каждый из них по две сотни полновесных. Молодые вампы, с еще не сточенными клыками. А одна из них самка и это сразу в хирд вставать надо, иначе не побить их. За самку вампы жизни свои не жалеют и сил у них при ее защите раз в пять больше становиться, что многими смертями охотников доказано.   Как уж дикие пустынные кочевники этот клыкастый страх отлавливали да на продажу вывозили, никто и не знал, не иначе как приманкой сонной - магия же их не брала, но вот ценились вампы не только за свои клыки, быстроту и возможность силы свои увеличивать. Кроме всего этого были они полуразумными, нападали всегда стаей, да по-умному, и многие самоуверенные хозяева разных питомцев, уезжали от мастера обратно одни.   Да только не сомневался сейчас Аагрон, уверен был, что нечем больше мастеру Емаалу гордиться, нет более у него вампов, новых ему покупать надо.   -Аагрон! Аагрон, обожги тебя огонь Отца, за мной иди! Наниматель нас на третью арену зовет. Симон, правая его рука, нервничает, говорит хозяин сильно хмурый, просит поторопиться.   Громкий голос Груди выдернул Аагрона из его тяжелых раздумий.   -А что за причина, Груди?   -Не ведаю о том, брат. Нас позвали, половину десятка северян и всех новеньких, этих, что с кривыми саблями на южном периметре патрулируют.   Аагрон шагнул было следом за уходящим Груди и тут же остановился, едва сделав полшага:   -Так зачарованные щиты да болты надо же в арсенал сдать! В пятом параграфе что написано? Всем запрещен вход на третий уровень с тяжелым вооружением и зачарованным оружием во избежание сбоя в защитном пологе!   Груди резко остановился, потом тут же двинулся дальше, коротко, на ходу, обернувшись через плечо и мрачно посмотрев на Аагрона:   -Симон сказал, как есть идти. С оружьем всем. И магик туда же ушел. Не нравиться мне все это, брат.   -Да уж - вздохнул шагавший за ним Аагрон - непонятное кому нравиться может? Дуракам только, да этому, ученому люду, разве.      Собрались все быстро. Даже восточники, с южного периметра были уже здесь, а за ними посылать не ближний свет. Непроизвольно сбились в кучу, поджались друг к другу, переговаривались тихо, гадали о причине собрания. Только магик держался на особицу, стоял неподвижно, руки под плащом прятал. Непросто так держал и прятал, как потом оказалось.   Как только перед вошедшими в арену нанимателем, мастером Емаалом и Рианом Безумцем возникла радужная пелена защитного полога, метнул магик с обеих рук огненные шары, что бессильно расплескались раскаленными каплями о защиту, спекая в бесформенные комки песок. И ветвистые молнии и две огромные ледяные иглы так же не пробили пленку. Выпрямился магик, отшагнул назад и замер, бросив на песок разряженные амулеты, сопровождаемый снисходительной улыбкой Риана Безумца. Мастер Емаал поднял взгляд, тяжело вздохнул, сделал неловкое, незаконченное движение, словно хотел протянуть руки вперед, да передумал, заговорил тихо, хрипло:   -Вы хорошо служили мне, люди и не люди. Я благодарен вам, и вам, в частности, маг Васлав, за верную службу. Но.... Скажите, мне, Васлав, клятву кому вы цените выше, мне или вашему конклаву?   Маг мастеру не ответил, стоял молча, пряча лицо под капюшоном.   -А ты Пог Секира? Чье слово перевесит на твоих весах - мое или ваших старейшин? А вы северяне? Ваши боги же не приглядывают за вами на нашей земле? Что ты ответишь мне, Прямой Ясень?   Широко шагнули вперед Пог Секира и Прямой Ясень, встали прямо перед радужной пленкой и смачно плюнули, вдвоем, одновременно, под ноги мастеру Емаалу.   -Что ж, я так и думал.   Мастер Емаал обернулся к Риану Безумцу, склонился перед ним в глубоком поклоне:   -Спасибо, что позволили мне с ними поговорить, мой господин. Могу ли я теперь, мой господин, удалится к себе?   -Да, мастер, можете. Займитесь подготовкой бумаг, я подойду чуть-чуть позже. И, кстати, у коротышек зачарованные болты в самострелах?   -Да, господин. И болты и щиты. У северян зачарованы мечи.   -Что ж, это будет интересней, чем я думал. Зачарованное оружие и не очень умелый, но боевой маг. Благодарю вас, мастер. Не беззубые овцы, а волки с клыками. Это хорошо.   Безумец, улыбаясь, еще несколько мгновений смотрел на людей и нелюдей перед ним, затем поднес сжатый в воинском салюте кулак к левой стороне груди:   -Умрите с честью!   И отшагнул в сторону, открывая взглядам присутствующих тьму за своей спиной.         Снова кровь, кровь, кровь. Снова запах крови, запах страха, запах ужаса. Запахи, запахи, запахи. Слишком много всего - много крови, много запахов, много страха. И что-то меняется внутри, щелкает реле, втягивается магнитный пускатель, что-то стирает, убирает излишнее, мешающее. То, что мешает выполнять волю, приказ хозяина. Заполненные животным ужасом крики, жалобные просьбы, наполненные мукой и мольбой взгляды. Глушит, стирает, оставляет только контур, силуэт цели. Не нужно это, ни к чему, мешает. Будит что-то внутри, заставляя возникать слабую тень, прозрачный призрак сомнения в правильности содеянного. Мешает. Препятствует выполнить приказ. А пойти против воли хозяина.... Нет, он понимает, что им, целям, больно и страшно, но знают ли они как становиться больно и страшно ему только при одной мысли, что приказ хозяина не будет выполнен? Не знают, да и не зачем им знать, не поймут и не осознают.   Спросил одного, что бился хорошо, умно - не лез под вырастающие из лап клинки, не кидался бесстрашно и глупо, а ждал, выгадывал момент и бил точно и больно, очень больно - без слов его спросил, так как смог: 'Ты хочешь жить?'. Не ответил, вновь ударить попытался, отсек тогда его руку и в тот момент, когда он уже не здесь и еще не там сказал ему: 'Я тоже хочу. Не знаю, зачем и кем, но хочу'.   Не понял он, умер, как и другие, елозя ступнями по песку и заливая его кровью. Не жалко, не смог понять. Так что и жить ему незачем. А мне? И кем? Это странные вопросы, это тревожащие вопросы. Они мешают, беспокоят, и изнутри меня тут же вновь поднимается то, что заставляет забывать о них, тащит за собой боль, страх и влечет в забытье. Но где то осечка, где то ошибка. Изнутри меня.... А кто я? Магнитный пускатель.... Что это? Откуда это?         Кресла в кабинете мастера Емаала обволакивали мягкостью, убаюкивали удобностью, расслабляли. Риан сменил уже второе, но все так же не мог настроить себя на рабочий настрой. Мастер Емаал с легкой улыбкой наблюдал за ним из точно такого же, как и остальные в кабинете, кресла.   -В креслах, что то есть, мастер? Какое именно заклятье встроено?   -Верно, господин, в них два заклятья. В каркас кресел вплетена структура заклятия неги и маскирующий его малый полог сокрытия. Великолепная работа гильдии чисменнских мебельщиков, надеюсь, в единственном экземпляре. Все стоит ровно две тысячи империалов. По пятьсот полновесных за каждое кресло.   -Что отключает воздействие заклятья?   -Управляющий амулет, господин. Прошу вас, владетельный льер Риан - мастер с поклоном протянул Риану полированную прямоугольную пластинку на тонкой цепочке.   -Умно. Наверное, это существенно помогает вам при переговорах с вашими деловыми партнерами и заказчиками?   -Да, господин, мне это весьма способствует добиваться положительных результатов при переговорах.   Риан, искоса взглянул на мастера, небрежно отодвинул несколько листов бумаги с золотым обрезом на край стола, ставя на их место бокал с охлажденным аллозским:   -И никто ничего не подозревал? И не догадывался?   -В амулетах есть функция глушения заклятия, а я, мой господин, смею надеяться, немного умею отличать внимательных людей от других, более.... рассеянных.   -Понятно. Почему не заглушили при моем появлении?   -От моего господина у меня нет секретов.   -Да? - Риан чуть приподнял бровь - Не слишком ли демонстративное проявление верности, мастер Емаал, вам это не кажется? Впрочем, я буду считать это добрым признаком начала нашего с вами сотрудничества. И давайте вернёмся к бумагам.   -Здесь - Риан вытащил из стопки лист бумаги - оговорены сроки подачи декларации и льготы по налогам при принятии вами заказов на тестирование питомцев от сторонних лиц и гильдий, не входящих в союз. Здесь - другой лист лег поверх первого - возможность, опять же льготного кредитования в банке союза и в заемной конторе моей семьи. И я настойчиво рекомендую вам, мастер, как можно меньше встречаться с кредитными инспекторами банка союза. Предваряя возникающие вопросы, скажу просто - не стоит иметь дела с банком союза. Обращайтесь к ним лишь в очень крайнем случае, который, надеюсь, не возникнет, но предварительно обязательно свяжитесь со мной. Так, этот момент вам понятен. Остальные бумаги, это стандартные формы договора и дополнений к нему с обязанностями сторон, утвержденная форма патронированния вас моей семьей и прочее бла-бла-бла для фискальных служб. И еще ваше прошение о вхождении в гильдию нашей семьи и в союз на правах младшего ленника. В дальнейшем, я постараюсь сменить ваш статус на статус бета-партнера гильдии моей семьи. Вы ознакомились с документами, мастер? Вас все устраивает?   -Простите, еще не ознакомился, владетельный Риан, но смею предполагать, эти бумаги могут немного подождать.   -Подождать? Хорошо, пусть это подождет. Что же тогда, по вашему мнению, мастер, ждать не может?   -Ваш питомец, владетельный льер.   -И что с ним не так, уважаемый Емаал?   Риан вновь наполнил бокал вином и посмотрел сквозь рубиновую жидкость на собеседника.   -Прошу меня простить, владетельный Риал, но разве вы сами ничего странного и необычного в его поведении не заметили и не увидели?   -Может и увидел, может и заметил. Но мне хотелось бы вначале выслушать вас и узнать, что вы об этом думаете, прежде чем делать выводы самому.   -Да будет так, владетельный - мастер с осторожностью поднялся из кресла, медленно подошел к экрану на стене.   -Это второй полигон, владетельный. Тут были применены заклятья Вечного Холода и наложен узор заморозки. Обратите внимание на тепловой контур питомца, на резкое повышение температуры его тела. Ранее ничем сам я с подобным не сталкивался, но в моих архивных записях подобное есть. Не столь явная подстройка под агрессивную среду, но рядом, рядом, хотя и сильно выбивается из стандартов. Очень выбивается. Теперь третий полигон - матер Емаал сдвинул изображение обледенелых стен арены в сторону - Саламандра, Стена Пламени и Великий Зной. Все заклятья разнонаправленные, выставлена отметка на максимальное воздействие. Владетельный сам устанавливал границы воздействия.   Мастер Емаал обернулся к Риалу, дождался подтверждающего кивка, продолжил:   -И вот тут первая необычность - это не просто подстройка, а полное слияние с воздействующими на него заклятиями. Зной он просто не заметил, уплотнив шкуру и практически лишив ее пор, стену прошел, снизив температуру тела и изменив структуру наружной оболочки, а вот с Саламандрой неожиданно споткнулся. Мне показалось, владетельный, но ваш питомец, словно сначала ее удивленно разглядывал и только потом начал защищаться. Я бы посмел утверждать, что он поразился, увидев огненную ящерицу. Очень ненормальная реакция для хищного и агрессивного питомца, владетельный, вы не находите?   -Может быть, мастер, может быть. Но вы не останавливайтесь, продолжайте.   Мастер поклонился и вывел на экран другую запись со следящих артефактов.   -Южные вампы, господин. Вначале бросок в их обычной манере, затем глухая оборона, что им нисколько не присуще. Ваш питомец - изучение, нахождение слабых мест, ложные атаки и три удара, ровно по одному на каждого вампа. И, из ряда вон, отрубание головы у каждого из вампов. Затем поиск подручных средств на арене, после бесплодных поисков трудоемкое, но настойчивое выламывание прутьев из ограждения и вбивание их каждому из вампов точно в область сердца. Владетельному льеру это ничего не напоминает?   -Напоминает. Несколько упрощенный и огрубленный ритуал упокоения легендарных предков вампов.   -А разве вы, мой господин, проводили обучение питомца до тестирования или давали ему ознакомиться со старыми книгами? Смею предположить, что нет.   -Верно, мастер, питомец никакого обучения не получал. Есть еще, что-то занятное кроме этого, мастер?   Владетельный Риан в несколько быстрых шагов приблизился к экрану, заинтересовано наклонил голову к плечу, вглядываясь в застывшее на экране изображение.   -Ничего, кроме одного странного момента - мастер быстро сменил следящий артефакт, заменив его на другой - Вот, владетельный, смотрите. У меня создалось отчетливое впечатление, что он пытался о чем-то говорить с Прямым Ясенем, вождем дружины северян. Поза тела, чуть отведенный в сторону клинок. Возможно, это только мои домыслы, владетельный и мне это показалось, но я редко ошибаюсь в своих предположениях. Почти никогда. Я думаю, ваш питомец, мой господин, не обычный питомец, а вернее, совсем не питомец. Откуда он у вас, владетельный?   Владетельный Риал, не отвечая мастеру, молча вернулся в кресло, сделал мелкий глоток из бокала, недовольно поморщился - вино нагрелось. Чуть изменил позу, вытягивая ноги, бросил расслабленно левую руку вдоль подлокотника кресла, поставил бокал с вином на край стола, освободившуюся руку небрежно закинул за голову. Мастер Емаал у экрана еще больше сгорбился, появилось напряжения в фигуре, мышцы ног непроизвольно напряглись, готовые бросить тело в сторону от опасности. Пальцы, пальцы левой руки владетельного пугали его. Напряженные, хищно согнутые, готовые в одно мгновение выстрелить убийственным знаком. И еще глаза. Неестественно яркие, заполненные густой зеленью безумия, бурлившие жуткими водоворотами в глубине зрачков.   Бездушный голос владетельного подобно остро отточенному клинку разрезал сгустившее напряжение в комнате:   -Итак, ваши выводы мастер. Краткие выводы. И будьте добры, только факты. Не надо предположений.   -Да будет так, владетельный.   Мастер пару минут молчал, приводя мысли в порядок, затем, ухватившись за край ворота одежды и немного оттянув его вниз, начал говорить:   -Объект, предоставленный владетельным Риалом на тестирование, не является стандартным питомцем и имеет с другими экземплярами лишь внешнее сходство в поведенческих реакциях и внешнем виде. В частности, на основе проведенных тестов выявлено, что объект является метаморфом, без навыков использования своих умений. Без сомнения, разумен, но разум его находится в несколько неадекватном состоянии, предположительно, в состоянии комы. Причины этому мне неизвестны. Во время тестирования объект действовал в основном под руководством инстинктов, с краткими моментами осмысленности действий. На основе этих и некоторых других данных, предполагаю, что данный объект обладает неким багажом знаний и умений, не присущих стандартным питомцам и вследствие этого не имеет с ними ничего общего. Вероятность вселения сущности с планов Хаоса и нижних планов реальности более чем высока. Прогноз по векторам возможных событий допускает восьмидесятипроцентную вероятность возращение к объекту памяти и восстановления его личности в полном объеме. Поведение объекта в этом случае, прогнозу не поддается. Предположительный уровень опасности - первый красный. Рекомендация владельцу объекта - объект ликвидировать, результаты тестирования уничтожить.   -Вы понимаете, мастер, что в этом случае придется ликвидировать и носителей информации о результатах тестирования?   -Понимаю, владетельный Риан. Но безопасность моего господина превыше всего.   В ответ на эти слова владетельный Риан недовольно поморщился, взмахом руки предложил занять свободное кресло мастеру.   -Слишком много патетики мастер и полное отсутствие рациональности. Оставшийся персонал меня вполне, да и вас тоже, устраивает. Профессионалы, умелые и молчаливы и связаны с вами многим. Даже повязаны. Спорить не будете со мной, мастер?   Владетельный Риал усмехнувшись, подмигнул мастеру Емаалу, согласно кивнувшему головой.   -Поэтому в ликвидации ваших людей, как и в ликвидации гм, объекта, я не вижу смысла. Я предприниму нечто другое.   -Позволено ли мне будет узнать, владетельный льер, что именно вы предпримите?   -Да. Я постараюсь вас удивить, мастер Емаал. Я попробую - владетельный Риал сделал короткую паузу - подружиться с объектом.   Мастер Емаал долго молча, потом вновь потянул ворот, словно одежда мешала ему дышать:   -Что ж, верно и не без причины вас за глаза именуют Безумным Рианом, мой господин.         Тепло и хорошо. Уютно. Нет раздражающего холода сквозняка из бесчисленных щелей и мерзкого ощущения влаги с северной стороны. И мягко, слишком мягко, непривычно. Другое внизу, не грубое, не колет, не заставляет беспокойно ворочаться и упрочнять кожу. Скользкое, прохладное, гладкое. Скорее всего, шелк, лучшее средство от паразитов. А что такое шелк? Не помню.   И еда другая. И вода другая. Рядом в серебряной чаше тоже вода? В серебряной? В чаше? Серебро́ - элемент 11 группы пятого периода периодической системы химических элементов.... Растворяется серебро в цианистых....   Откуда это знание? Зачем? Прочь, мешает. Забыть....   Интересная вода, необычная. У нее странный запах не воды, знакомый вкус. Он раньше пил и эту и другую воду. Нет, не воду - он раньше пил вино. Это вот красное, молодое. Вино?!   Откуда он все это знает, почему помнит и зачем перемены? Что они влекут за собой? Опять боль и вливающийся в тело расплавленный металл? Не хочу, больно. Или не будет боли? И что ему ожидать от стоящего рядом с клеткой? Он в клетке? Почему он в клетке? А почему он не должен быть в клетке? Рядом стоит тот, кто отдает приказы, значит, это его приказ быть ему в клетке. Но что-то внутри протестует против этой мысли, встает валом на пути того, что заставляет подчиняться, рушится под непреодолимой силой и возникает вновь. На крови прикушенного языка, на хрусте сжимаемых челюстей, на волнах опаляющей до слепоты боли. Значит, все-таки боль. Перемены - боль, боль приходит вслед за переменами.   Не хочу боли! Не хочу перемен!   Оглушающий рык заставляет отшатнуться черноволосого человека от клетки, непроизвольно сделать назад два, нет, лучше три шага, сопровождаемые треском разрываемой материи и звуком раздираемых на куски серебряных блюд и широкой чаши.   -Видимо, где-то я ошибся, где-то недодумал и поспешил - тихо шепчет человек, наблюдая за беснующимся в клетке монстром - Но ничего, у нас тобой предостаточно времени, что бы узнать друг друга поближе. Мы станем с тобой друзьями, чего бы мне, да и тебе, этого не стоило.         Кони выметнулись на поляну, взрыли копытами дерн, поднимая в воздух комки земли и пучки вырванной с корнем травы. Чутко прянули ушами, захрапели, поводя атласными боками. Оскалились, свирепо глядя друг на друга глазами с фиолетовыми отливом. Как позволил себе тот, что рядом, делать то же что и он?! Шеи напряглись в тщетной попытке дотянуться до соперника, рвануть, прихватив шкуру крепкими зубами и расслабились, сдерживаемые поводьями и успокаивающими похлопываниями хозяйской руки.   -Только у Грога выращивают таких прекрасных скакунов! Ты уже оценил своего жеребца, племянник? Какая стать, какая выучка, а какой характер?! Прекрасные животные!   -Подарите жеребца, дядя?   -Ну, разумеется! Для любимого племянника все что угодно! Забирай скакуна вместе со сбруей и седлом! И подковами!   Лысеющий мужчина с мясистым лицом, изрубленным глубокими морщинами, широкоплечий, обманчиво грузный, громко рассмеялся и легко соскочил с коня. Не глядя бросил поводья одному из сопровождающих, прошелся по поляне, прислушался к раздавшемуся вдалеке звуку охотничьего рога и звонкому лаю гончих.   -Прекрасное место, прекрасный день, прекрасная охота! Жаль, что мой конь зашиб себе бабку и мы не сможем насладиться гоном оленя. Но у нас есть прекрасное вино, вроде бы еще амотосские пряные ягоды и тема для разговора. Серьезного разговора. Пройдемся, племянник, пока мои люди приготовят все для отдыха?   Люди... Скорее безмолвные статуи, закованные в металл. Беззвучно разошлись по кругу, исчезли в сочной зелени весенней листвы, пропали, превратились в тени. Но Паус не сомневался - малейший признак опасности и тени обретут плоть, убийственную и беспощадную. Да, умеет дядя создать атмосферу для разговора.   -С удовольствием, дядя Анарт.   Когда тебя приглашает пройтись твой родной дядя со стороны матери, вот уже более тридцати лет занимающий должность Первого Хранителя Покоя Правящего Дома, мысль отказаться от приглашения даже не появляется.   -О чем будем говорить, дядя Анарт? О проблемах в стране? Или в Правящем Доме? Или о женщинах?   -Ну, ни какой из тебя придворный, племянник, просто никакой! Прям как клинок! Ты должен был терпеливо выждать, когда я начну разговор, а затем осторожно и тщательно подбирая слова отвечать мне, не отвечая. Вилять, недоговаривать, льстиво улыбаться и преданно заглядывать мне в глаза! Я ведь кто? Я страх и ужас непокорных владетельных семей, ночной кошмар всяких разных заговорщиков, кровавый палач и цепной пес Дома! Я по шею в крови невинных жертв! А ты!? Черт, ты рубишь словами как мечом и при этом нагло пялишься на меня с такой же наглой улыбкой! Тьфу!   И Первый Хранитель Покоя действительно сплюнул на траву, не забыв тщательно растереть плевок подошвой сапога.   -Какая-то поганая мошка в рот попала - пояснил он в ответ на удивленный взгляд племянника. Затем став в одно мгновение серьёзным, пробил дробь по пряжке пояса, качнулся с пятки на носок:   -А говорить, Паус, мы будем о проблемах в твоей семье, мой драгоценный племянничек. О возможных проблемах.   Коротко взглянул на хранящего молчание Пауса, продолжил разговор вопросом:   -Насколько хорошо ты относишься к своему младшему брату, Паус, к ублюдку и безумцу Риану?   -Это не ублюдок, а мой младший, пусть и сводный, брат и я люблю его, дядя Анарт. Если бы мы с вами не были бы родственниками, то....   Он не закончил предложение, да и не было в этом необходимости. Голос Пауса звучал глухо и пугающе, словно угрожающее рычание крупного зверя.   -Не лги себе и мне, Паус! Если ты решил убедить себя в своих бредовых фантазиях, то я то здесь причем? Это твое личное дело. Но я знаю правду, и ее знаешь ты! И если я говорю - что он ублюдок и безумец, то он на самом деле ублюдок и безумец. Ты меня понял, племянник?   Теперь на Пауса, старшего сына главы владетельной семьи из Замка на Скале смотрел и обращался к нему уже не любимый дядя, добрый и понимающий, а иногда и прикрывающий шалости племянника, а Первый Хранитель Покоя Правящего Дома, герцог Анарт дин Корвус из Старшей семьи Корвусов. И вид его совершенно не располагал продолжать настаивать на своем.   -Я понял вас, господин Первый Охранитель. Я хорошо отношусь к своему брату ублюдку, господин Первый Охранитель.   -Ну, вот, теперь ты обиделся и будешь сух и чёрств с любимым дядюшкой.   Первый Охранитель расстроенно вздохнул, и вдруг, неожиданно повернувшись к Паусу ухватил того за плечи и резко притянул к себе, уставившись немигающим взглядом ему в глаза:   -А если я скажу тебе, что твоя сестра Лоззи и шестилетний Искандер, а так же твой отец и мать, да и ты сам племянник, в опасности из поступков твоего сводного брата, ты по-прежнему будешь на меня обижаться? Или нет?   Несколько минут Паус изучающе всматривался в напряженное лицо дяди, затем повел плечами, стряхивая с отворотов камзола руки Первого Охранителя:   -Говорите, дядя Анарт, что натворил мой брат.... ублюдок.   -Пока еще ничего, но может. А я желаю предотвратить это. По-родственному.   Щелчком пальцев подозвав к себе слугу, Старший Охранитель принял из его рук кувшин, сделал несколько крупных глотков, пролив несколько капель на лазурь камзола, досадливо скривился, смахнул ладонью.   -Что ты знаешь о его делах, расходах, долгах и о его людях?   -У него есть свои люди?   Непритворное удивление на лице Пауса трудно было подделать.   -Есть, немного. Неполная сотня квартирует в городке под названием Веерен, наемники с севера, изгои из союза племен. Жрут, пьют, баб портят, задираются с местной стражей, а мэр Веерена свой язык в задницу засунул и неожиданно разучился писать донесения в службу охраны. И еще три десятка его людей расположились на полигоне у мастера Емаала. Восточные язычники из какого-то глухого угла Фосскорской Деспотии. Кстати, мастер Емаал, малоизвестный провинциальный наставник питомцев, с некоторых пор младший ленник вашей семьи. Этого ты тоже не знал? Отец не поставил тебя в известность?   Изумленное молчание Пауса было ему ответом.   -М-да... Ладно, продолжу. Твой сводный брат - Первый Охранитель скривился, словно раскусил лимон - должен Шосскому отделению банка союза двести тысяч империалов под небольшой процент. Так же он заложил свой аболетский комплект оружия и доспехов, продал свою коллекцию лучистых камней, одну из самых полных в стране, и выбрал почти все свое годовое содержание. Ну и еще так по мелочам есть всякое разное, о чем ты, может быть, и знаешь, а может, и нет. А вот то, что на семи тайных счетах на подставных лиц в банке союза, в банках Яртской республики и в банке Деспотии у него более миллиона полновесных империалов ты знать не можешь. Как ты думаешь, зачем ему такая сумма и для чего он делает вид, что беден как храмовая крыса?   -Это точно, дядя?   -Не сомневайся в моих словах, племянник! Все проверено и перепроверено сотню раз. А как мои люди проверяют поступившую к нам информацию, ты знаешь.   Паус торопливо кивнул:   -Знаю, дядя Анарт. Довелось как-то узнать..... Клянусь, дядя, все, что вы сейчас мне рассказали, стало для меня просто откровением! Поверьте...   -Да верю я, тебе Паус, верю! Неужели ты думаешь, что прежде чем начать наш разговор я к нему не подготовился? И люди, приглядывающие за тобой, не забывают свои обязанности. И не кривись, Паус! Ты мой родственник, а свою семью я оберегаю так же, как и покой Дома и жизнь императора.   -Но для чего ему это, дядя Анарт?   Первый Охранитель сделал несколько шагов вперед, останавливая жестом двинувшегося за ним Пауса, еле различимым движением выхватил мечи и за долю мига прорубил среди деревьев неглубокую просеку. Трепет крыльев стрекозы, Три удара Солнца, Рассекающий луч и еще одна сложная связка, которую Паус не узнал.   -Черт, хорошо! Умею еще! Могу еще! - Первый Охранитель вкинул меч в ножны, резко развернулся к племяннику - А вот то, что я понятия не имею для чего ему это, меня бесит!   Первый Охранитель прошелся по поляне, широко загребая ступнями и стараясь зацепить как можно стеблей травы. След за ним оставался как от матерого секача. Говорить он начал тихо, словно общался сам с собой, рассуждал вслух:   -Он ни с кем не вступил ни в какой блок, он не ищет сторонников, союзников, не ведет ни каких разговоров ни на какие темы. Никуда не ездит, ни с кем не встречается, ничего не ищет. Он ведет себя обычно, как и вел себя после ранения в том конфликте с гномами за месторождения руды. Безумствует в своих загонах питомцев, что-то с ними экспериментирует, проводит целые дни в лаборатории, забыв про еду и сон, игнорирует приглашения на приемы, игнорирует женщин, не пьет. То есть ведет себя как безумец, как его и прозвали. Я не понимаю его и его действий, а это меня тревожит. Ты видел, когда-нибудь, встревоженного Первого Охранителя, племянник?   -Нет, дядя. Никогда не видел.   -Теперь видишь. Можешь наслаждаться зрелищем, но только не долго.   -Может быть, причина его поступков в том пророчестве?   -Ты об этой глупой байке о ребенке рожденном мертвой женщиной? Брось, забудь! Ни одно из всех этих страшных пророчеств еще не сбылось. Все это старческий вздор и бред слепых маразматиков доживающих свой век у Источников!   -И все-таки слишком много совпадений, дядя.   -Совпадений? Да твой отец сам создал эти совпадения! Да, наворотил он тогда дел.... Вначале он ее изнасиловал, потом заточил в темнице, затем прискакал в одном белье и вскрыл горло беременной, а затем, как апофеоз всех своих действий притащил в подвал юного жреца и заставил провести его брачный обряд, то есть женился на трупе и при нем вскрыл покойнице брюхо. Ты знаешь, что тот мальчишка жрец сошел с ума, видя, что творит твой отец?   -Знаю. Мне потом рассказали. Дядя Анарт, отец тогда....   -Твой отец тогда плотно сидел на этом проклятом сухом остатке Дальнего мира и не был тем, кого я считаю родней. Он был зверем, чудовищем, но я верил, что он к нам вернется. Ко мне и его мечтательнице Вике, моей обожаемой сестре. Всегда верил.   -Он все осознал, он посещает храмы, жертвует им золото. Маму он любит и очень раскаивается в том...   -Паус, будь любезен, прекрати оправдывать его. Нет в этом нужды. Это не его вина, а вина наших доблестных армейских медиков. Никакого привыкания и побочных эффектов! Только одна польза! Не чувствительность к боли, неимоверная сила и скорость, выносливость мулла, а из всего плохого только повышенный аппетит и легкие признаки приапизма. Уроды. Если тебе будет приятно знать, племянник, то они все доблестно сложили свои тупые головы, героически защищая рубежи нашей любимой родины. Хоть какая-то польза от этих ученых скотов и любителей поэкспериментировать на людях.   -Но вернемся к нашей занозе, к твоему сводному брату Риану. У меня есть идея, как расшевелить его, заставить действовать. В первом месяце лета Правящий Дом отправляет экспедиционный корпус и почему бы ему не присоединиться к доблестным солдатам империи, дабы обрести славу, богатство и принести пользу своей семье?   -Но члены владетельных семей обладают иммунитетом от воинской службы, и он в полном своем праве может отказаться от участия в экспедиции в неизвестные миры. Вроде так гласит указ от какого-то там числа, дядя.   -От какого-то там числа.... И этого неуча я готовлю к себе в преемники.... М-да... Что ж, наш Риан может отказаться от почетной долга представлять военную мощь империи в мирах за Порталами, если только на него не падет выбор при Большой Лотерее. От такого не отказываются, и никто не позволит ему отказаться. Сокровища миров за Порталами, слава первооткрывателя, высокая честь установить флаг империи в новом мире, разные льготы для семьи и прочая чушь. Да твой отец его просто на пинках занесет в открывшийся портал! Короче, розыгрыш состоится во второй половине последнего месяца весны, и он непременно окажется одним из счастливчиков. Времени на подготовку до открытия порталов у него будет предостаточно. А мы посмотрим, как именно он будет к этому готовиться. И ты посмотришь, племянник, внимательно посмотришь. И поможешь ему, если понадобится.   -А почему не я, дядя, стану одним из счастливчиков? Может мне тоже вместе с Рианом отправиться в экспедицию?   -Ты?! Ни в коем случай, Паус! Ты мой племянник, сын моей любимой сестры и я сам люблю тебя как сына! Ты мой наследник и, возможно, мой преемник на посту хранителя короны! Выкинь дурные желания из своей пустой головы и больше никогда не проси меня об этом! Поверь мне, племянник, есть этому веские и серьезные основания. Просто поверь мне.   -Хорошо, дядя, я понял.   -Ничего ты не понял, Паус. Хочешь от меня объяснений?   Паус молча кивнул головой.   -Хорошо. Ты ведь знаешь, племянник, что со времени открытия первого Портала, то есть за почти тридцать лет, нам так и неизвестно, кто или что их открывает, и почему они появляются только у нас в империи и только на три летних месяца?   -Да, дядя.   -Это ты знаешь. А знаешь ли ты, к каким выводам пришли наши высокоученые мужи за эти тридцать с лишним лет? Впрочем, откуда тебе? Наши академики и первые доцинианты с пеной на губах и горящими взорами вот уже с десяток лет доказывают императору, что эти порталы, на самом деле вредоносное, растянутое по времени гигантское проклятье. И я с ними абсолютно согласен.   Да, мы стали неимоверно могущественны - артефактное оружие, миражные доспехи, новые заклятья, волшебные неутомимые скакуны, рунные и другие камни. Смена ипостасей, арки изменений.....   Первый Охранитель на минуту прервался, задумчиво посмотрел на племянника:   -Никто из ученых мужей не знает и не понимает до сих пор, как изнеженный дрыщ после прохода под Аркой Изменений вдруг становится грозным рыцарем, а неумелый заклинатель превращается в талантливого Лечащего. Но все пользуются этими проклятыми арками, не думая и не задумываясь о последствиях. И нет на это по воле императора никаких запретов. Ты, племянник, вот тоже поддался этому соблазну и прошел через арку. Ни отца не спросил, ни мать. И я не углядел я за тобой. Вот чего тебе не хватало? Впрочем, не отвечай, и так знаю - захотелось побольше мяса на костях. Лучше бы ты мозги увеличил.... Не перебивай меня, племянник! И вообще, ты ли это после того как прошел под ней?!   -Дядя Арант, да вы... Я же...   -Успокойся, племянник. Ты, это ты. Все также думаешь членом, а не головой и пердишь по ночам, перебрав темного пива. И бегаешь к жене одного барона, лучшего мечника Куланского округа. Лучше бы ты дрочил, племяш, честное слово!   Дядя повернулся к жарко покрасневшему племяннику спиной, быстро прошагал в центр поляны, сел на непонятно когда появившейся там стул. Сел плотно, основательно. Паус присел на другой, скромно уместившись с краю. Первый Охранитель с силой помял подбородок, отщипнул пару ягод от грозди в чаше на столе, но есть не стал, катал в пальцах золотистые плоды.   -И еще это золото.... Неимоверно много золота. Да им уже можно пол выложить во всех туалетах дворца и хватит еще на отделку коридоров. Да, империя стала благодаря этому золоту богата и сильна. Мощь ее поражает и пугает соседей, и ни у кого из правителей других государств не возникает даже мысли как-то затронуть нас. Союзы, вечный нерушимый мир, совместные войсковые операции, торговые договора. Все это просто прекрасно, но знаешь что, племянник? Я тут год назад озадачил Юго-Восточную Башню заказом от своей службы и Мастера Вероятностей безостановочно считали векторы, варианты, прогнозировали и анализировали возможные линии будущего всем составом. И во всех вариантах нас ожидают большая кровь и развал империи. И причиной этому будут, правы наши академики, эти проклятые Порталы, если они вдруг перестанут открываться!   Понимаешь, племянник, мы уже лет двадцать ничего не производим, не строим, не развиваем. Мы все тащим оттуда - новые рецепты и лечебные зелья, новые заклятья, артефактное оружие. Тащим тоннами, бесчисленными караванами. Копим в подвалах Башен, складируем в арсеналах. Храним взрыв-камни под полами своего дома. Хорошо, хоть питомцы у нас свои, а не оттуда, а то я боюсь представить, что случилось бы в этом случае и какие монстры бродили бы по нашему миру! И кому бы они подчинялись на самом деле.....    У нас ведь неглупые люди, во всех службах Башен, но мы закрываем глаза и упрямо продолжаем лезть в открывающиеся Порталы. В любые - темные, синие, полыхающие огнем. Хотя и не предполагаем, в какие именно миры они ведут, и на что мы там наткнемся. Ладно, за все эти годы пока мы встречаем лишь то, что нам по силам, но вдруг однажды не сработает защитный механизм и оттуда полезут к нам? Те, с кем мы не сможем справиться?   Первый Охранитель вновь замолчал, стряхнул с ладони подавленные ягоды, отпил сок из кувшина, опять-таки не пользуясь бокалом.   -И еще, племянник, никто у нас не хочет знать, почему в брюхе монстров находят камни, золотые монеты, разные вещи и оружие. А ведь эта пугающая особенность обитателей тех миров должна заставить нас испугаться, задуматься и остановиться. Племянник, скажи мне, вот зачем помеси крокодила с черепахой таскать в себе часть доспеха, топор и флакон с зельем исцеления, состав которого не могут повторить наши лучшие алхимики? Не знаешь. И никто не знает. А еще никто из академиков и доциниантов никак не может объяснить дебильное поведение встречаемых там воинов-варваров, разных культистов, каких-то темных и светлых остроухих лучников, которые бросаются на тебя, игнорируя все попытки переговоров с ними, а потом, когда ты их убьёшь, тают как снег, ничего после себя не оставляя. Ни оружия, ни доспеха, ни вонючей портянки. И в плен ни одного не удалось захватить - умирают и тают. А загадочные подземелья и заброшенные замки в тех мирах, так называемые данжи?   Представь себе, племянник, в замок входит один за другим два легиона и каждая когорта по отдельности сражается с одним и тем же монстром! Два легиона в замке, чья территория не более одной тысячи квадратных метров! Как они там помещаются? Почему они не встречаются друг с другом, почему не могут выйти из данжа, пока не изрубят на куски тупое чудовище или лича с проеденными червями мозгом. Ты ведь знаешь наших личей, Паус? Знаешь. Мой двоюродный дед один из них. Неужели ты сможешь представить, что эти немертвые, целиком ушедшие в свои научные исследования, станут заниматься такой ерундой как накопление груд сокровищ и нападением на пришедших к нему? Скажи мне, племянник, зачем немертвому золото, у них же совсем другие интересы!   -Дядя, я тут слышал от одного человека в столице. Умного человека, ученого...   -Случайно не от Горбатого Руха, ты это слышал племянник? - невежливо перебил его речь первый Охранитель всем корпусом разворачиваясь к племяннику.   -Да, от него, дядя. Откуда вы.... Ах, да! Так вот, он говорил... Он сильно был пьян, но я понял его речь.... В общем, он сказал, дядя, что это похоже на какую-то игру, дядя Артан. На игру для сильных, но глупых детей, в конце которой выигравшего ждет приз, а неудачника ждет возращение на стартовую позицию. Игру, в которой не умирают.   -Старый пьяница тоже обратил твое внимание на это пугающее сходство, так, малыш? Все верно он тебе говорил. Плевать на золото или кинжал в брюхе гигантского волка или паука, но вот только один пьяница Рух задался вопросом, как погибшие там, оказываются в портальном круге здесь, в нашем мире? А вот все остальные считают это божественной милостью Грая и синклит жрецов поддерживает среди своей паствы это заблуждение. А Грая ли? И точно милостью? И точно ли эти же люди возвращаются домой или это уже кто-то другой, взамен них приходит в наш мир? Думаю, именно поэтому беспробудно и пьет наш почетный лауреат и трижды первый доциниант, в прошлом, племянник, в прошлом, столичной академии.   -Но ведь вроде бы не выявлено никаких отклонений в людях, вернувшихся оттуда, дядя Артан. Я внимательно читал рассылку владетельным и Старшим семьям официального заключения коллегиума всех доциниантов наших академий и там сказано, что никаких изменений у погибших там и воскресших здесь, нет. И у отца в тех мирах побывало более пяти десятков воинов из семейной дружины. Ведут себя как обычно. Ходят в трактиры, тратят заработанное золото, едят, пьют. Некоторые из них женились, дети у них родились. Отец оправлял как-то меня с подарком на именины дочки к одному из его ветеранов. Обычный годовалый ребенок без хвоста или чего-то еще. Ну, какими они были, такими, думаю, и остались.   -Ну да, ну да. И поэтому они у вас теперь, ну совершенно случайно, служат не в замке, а распределены в дальние гарнизоны. Впрочем, мы с тобой тут непозволительно долго засиделись, Паус. Пора бы нам, племянник, и присоединиться к нашему благородному сброду. И еще - Первый Охранитель поманил Пауса к себе рукой, обхватил за шею, обдал дыханием щеку:   -О нашей беседе отцу и матери ни слова! Брату тем более!         Восточная Башня, уровень четырнадцатый, спецхран Правящего Дома, отдел изъятых из свободного доступа книг, закрытая секция, черновик книги 'Краткий экскурс о предполагаемой сущности Арок Изменений и Порталов' Руханада Шогола, по прозвищу Горбатый Рух, лауреата императорской премии, первого доцинианта столичной академии с ...78 по ...25 год. Получение для чтения без выноса из секции только при наличии допуска не ниже 'альфа', ключ: 'меч - печать - единица - стоящая вода - стрела'. Чтение только в присутствии сотрудника Восточной Башни. Ссылки, выписки, копирование, цитирование - запрещены.   'Небольшое вступление пред моими многоречивыми размышлениями.   Скажу прямо - об Арках Изменений и Порталах, принципах их работы, происхождении и цели их появления в нашей империи мне абсолютно ничего не известно. Я (вымарано автором).   Начну же я повествовать о своем незнании с Арок Изменений. Мне неизвестно, как именно они реализовывают изменения разумных существ, какую энергию при этом потребляют, неизвестен материал из которого они созданы и откуда берется биологический ресурс, с помощью которого надстраивается и улучшается структура тела прошедшего под аркой разумного существа. Также мной не выявлено внешних и внутренних контуров управлений работой арок. За все мои многолетние наблюдения за арками я так и не заметил и не смог сделать замеров различий в напряженности и составе магнитных, энергетических и магических полей Арок до и после прохождения под ними разумного существа. Одной из (вымарано автором) так, мной доказанных, да-да, мной и путем многочисленных экспериментов, особенностью работы арок является категорически невозможное прохождение под арками любых животных и насекомых. Все типы теплокровных, хордовых, оболочных, панцирных, пресмыкающихся и других козлоно....(зачеркнуто) и прочих существ без наличия разума арками уничтожались способом абсолютной девастации. Так же, разумный, не желающий себе изменений, под аркой пройти неспособен. Состав и структура поля, препятствующего прохождению, не раскрыта.   Вещи же и неодушевлённые предметы, а так же вода, плоды деревьев и злаковых, любая еда и любые напитки, артефакты, колдовские и рунные камни под арками проносились беспрепятственно и изменений на выходе не претерпевали.   (Удаленно три страницы).   В итоге, все наши теории, концепции, доктрины и прочие мальтузианства об истинной сущности Арок по-прежнему остаются лишь бездоказательными бредом и Арки Изменений остаются для нас вещью в себе.   Из многочисленных собеседований с прошедшими под Арками Изменений нам известно следующее:   Первое - никто и ничто с желающим изменений разумными ни до прохода, ни во время него, ни после, не общался, не задавал вопросов и не влиял на них ни наведенными галлюцинациями, ни таинственными голосами, ни навязанными желаниями.   Второе - каждый прошедший получал только им желаемое и ничего более сверх того.   Третье - любой из прошедших под Аркой по-прежнему остается разумным существом вида хомо сапиенса с неизмененной структурой клеток тела, крови и мышлением. Лечащими в разуме изменившихся никаких отклонений не обнаружено. Навязчивые идеи, чужие мысли и стремление к смене позиции в социальной структуре общества отсутствуют.   Приписка на полях рукой автора: 'Да они как кони оттуда здоровые выходят!'.   Я же предполагаю, что, несмотря на все эти заключения авторитетов научной мысли, прошедшие под Арками все же (вымарано) и настаиваю на полном и окончательном (вымарано).   А теперь после того как я высказал свою позицию по отношению к Аркам Изменений, я перейду к рассмотрению многочисленных завиральных доктрин и ... (вымарано) выдвинутых моими высокоучеными коллегами об истиной сущности и предназначении и Порталов и Арок Изменений'.         Выписка из реестра лиц, выигравших право участвовать в тридцать второй экспедиции в Миры Порталов в Большой Императорской Лотереи:   '.... Риан Тиоросский по прозвищу Безумец, младший сын льера Леона Тиоросского, главы владетельной семьи из Замка на Скале от второй супруги, в девичестве виконтессы Грант, льеры Нуниан, приписывается ко второй конной декурии под командованием decuriones equitum льера Каноса в качестве 'свободного рыцаря' с ограниченным правом своих действий.   Риан Тиоросский согласно указу императора о членах владетельных и Старших семей подчиняется только командованию легиона, как legatus legionis, tribuusi lasticlavius, praefectus castrorum и другим старшим офицерам второго 'Стального' легиона. К месту дислокации второго 'Стального' легиона владетельному льеру Риану Тиоросскому прибыть не позднее двенадцатого числа первого месяца лета. При себе владетельному льеру иметь предписание командиру легиона, а так же....'.         Риан рисовал. Масляные краски и гуашь он не использовал, кисти валялись небрежно откинутые в сторону, зато грифельных стилусов был распакован уже третий пенал.   -Браслеты из лунной стали на лапы под три камня. Обязательно снимаемые, а защелку прикроем сдвижной пластиной. Так, тут решили.... Пояс с подвижными звеньями... Камни.... Пять или семь? Ну, три на силу и два темных на скорость реакции и вампиризм, это просто обязательно, это не обсуждается и значит, мы в итоге ставим семь камней. Еще один, это опять регенерация и один соединяющий. Как венец. И это тоже обязательно....   Несколько быстрых штрихов на контуре фигуры на закрепленном в мольберте листе. И сразу же стремительные, перечеркивающие набросок полосы.   -Хаос побери! Какой к демонам пояс! Талии нет, и он же ему будет мешать выдвигать спинные лезвия! Тогда, может быть, все же ошейник? Ну да, мало мне было прошлого раза... А вот нагрудник.....   Кончик стилуса нанес на лист несколько волнистых и дугообразных линий и тут же полетел в угол комнаты на пол к остальным.   -Чушь. Ерунда. Все не то...   Риан отошел к раскрытому окну, заложил руки за спину, глубоко задумался. Неимоверно трудно создать 'сбрую' для питомца, у которого нет ни шеи, ни талии. Если браслеты с рунными камнями усиливающие силу, скорость и регенерацию находясь на лапах питомца особо ему не мешали, то вот все остальное - пояс, ошейник и нагрудник закрепить на его теле было просто некуда. Вживлять же в тело потенциального метаморфа что-то инородное.... Его, конечно, зовут Рианом Безумцем, но на самом деле это же просто прозвище.   Риан сел на подоконник, оперся спиной на прохладный камень проема окна. Доносящаяся от флигеля медленная струнная композиция, где сейчас содержался, нет, жил, его необычный питомец, настраивала на минорный лад, успокаивала разгоряченный мозг.   Все-таки он существенно продвинулся в налаживании контакта со своим необычным питомцем. Риан про себя усмехнулся: 'А питомцем ли?'. Как-то это определение не очень подходит к без сомнения разумному существу обладающему возможностью изменять свое тело, невероятно устойчивому ко всем магическим воздействиям и словно этого мало, демонстрирующему последние дни весеннего цикла способность визуально пропадать из поля зрения слуг.   Но когда приходит Риан, он появляется. Из теней, из солнечного луча, из пустого места рядом с Рианом. Чернотой, пятном тьмы, сгустком мрака. Но Риан понимает, чувствует - это лишь оболочка, защитная форма. На самом деле он другой, совсем другой. Не существо, не магическое порождение хаоса, не мыслящий монстр из легенд, он....   Он, под своей бронированной шкурой, такой же, как Риан. И Риан с ним разговаривает. Обо всем и ни о чем. Просто говорит с ним. Делится новостями, детскими воспоминаниями, рассказывает о себе, о своей семье, старшем брате, об империи.   Советуется, показывает наброски браслетов, ожерелья. Рисунки ошейников более не показывает, одного раза хватило, чтобы понять - это питомцу не просто не нравится, это для него неприемлемо. И еще Риан всегда что-то предлагает ему - другой сорт вина, фрукты в сладком желе, невероятно жирный и вкусный творог от элитной, с позолоченными копытами и рогами, привезенной из далекой Глландии, коровы. Ест вместе с ним, открывая решетку и ложась рядом с питомцем на ковры. И среди слуг крепнет и умножается убежденность, что их господин действительно безумен. А в Риане растет чувство, что он обретает себе друга.      -Господин! Господин Риан! Он пьет! Господин, он пьет руками!   Громкий голос слуги вырвал Риана, погрузившегося в воспоминания и почти задремавшего, из неги.   Он соскочил с подоконника, распахнул дверь кабинета, сбил с ног, не успевшего отскочить в сторону слугу, стремительным вихрем мелькнул по коридорам и открытому переходу, ведущим в дальний угол сада. И только уже Ударным Знаком вышибая калитку в сад - хранитель опять будет жалобно стенать и сетовать на нанесенный ущерб замку - он осознал последние слова слуги.   С трудом затормозил на гладком камне садовой дорожки, перешел на неспешный шаг, правая ладонь непроизвольно коснулась рукояти кинжала.   'Пьет руками?! Как руками можно пить?! И откуда у него руки?'.   Риан неслышно появился у входа в старый флигель, где сейчас содержался его питомец. Коротко бросил в никуда, словно стегнул хлыстом:   -Уходите. Прочь.   Со стульев перед раскрытыми окнами флигеля испугано и суматошно вскочили и, путаясь в полах хитонов, задевая друг друга жалобно звенящими инструментами, исчезли в глубине сада четверо замковых музыкантов, каждый день наигрывающие тут, уже полцикла спокойные и плавные мелодии.   Риан недолго постоял перед входом, успокаивая дыхание и собираясь с мыслями, затем открыл дверь и уверенно вошел в большое помещение, залитое солнечным светом из широких окон.   Цикл назад тут все перепланировали, согласно его распоряжениям, и теперь внутри флигеля на первом этаже была одна огромная комната, разделенная на неравные части массивной решеткой. За решеткой в центре помещения из фосскорских ковров было устроено мягкое лежбище для питомца. Справа, пришлось предварительно расширять один оконный проем для ее затаскивания внутрь, возвышалась на массивных ножках огромная медная ванна со встроенным заклятьем подогрева воды.   Перед решеткой низкий стол, с которого питомец мог брать сквозь специально расширенные проемы в решетке фрукты, еду и питье. Чаши и тарелки были только серебряными и ставились строго на стол. Один из слуг, по привычке поставивший тарелку с жареным мясом на пол, в тот же день, вечером, был отправлен на полигон к мастеру Емаалу. На пересуды слуг за его спиной и по темным углам, что владетельный относится к питомцу не к как к животному, а как к равному ему по положению опасному пленнику, Риан никакого внимания не обращал.   Он шагнул вплотную к решетке, плеснул немного нигосского в пустую чашу, отпил глоток, покатав на языке густую жидкость со вкусом сладких зерен из Деспотии:   -Хорошее вино и прекрасный день для прогулок. Солнце радует своим теплом как в третий месяц лета. Да, кстати, мой слуга не обманул меня, когда сообщил, что ты тоже пьёшь нигосское?   Риан поискал взглядом в ярко освященном помещении фигуру питомца, не нашел, пожал плечами:   -Что ж, твоя способность становиться невидимым и отводить взгляд с каждым днем становиться все лучше. Поздравляю, сегодня я не только не вижу тебя, но и не чувствую. Знаешь, мне не хотелось бы прибегать к помощи наложенных на тебя печатей, так что покажись сам. Кстати, а почему ты не ешь свежую клубнику? В детстве я съедал по три чаши за один раз и просил еще. Хочешь попробовать?   Риан протянул в пустоту тарелку, заполненную крупной клубникой.   'Нет. У меня на нее аллергия. Вино вкусное, напоминает мне что-то, что я пил раньше. Печатями не пользуйся, ты причиняешь мне боль'.   Выпавшая из рук Риана чаша звонко прокатилась по каменному полу, пятная серые плиты сочными, алого цвета пятнами.   'Ты испуган? Я чувствую тебя и твой страх'.   -Испуган? Может быть.... Но более всего я ошеломлен, изумлен и растерян. Ты можешь мысленно общаться? Значит, кроме того, что ты метаморф, ты еще и ментат. Кто ты? У тебя есть имя?   'Не знаю. Не помню'.   Воздух рядом с Рианом задрожал и медленно, словно очертания предмета под мокрой тканью, из теней соткался контур крупного обнаженного мужского тела.   Риан оглядел появившегося рядом с ним человека сверху донизу, чуть задержав взгляд на наполненных темнотой белках глаз, громко хмыкнул, прищелкнул пальцами:   -Ты не будешь против, если я присяду и чуть приду в себя? Знаешь, что-то ноги не держат...   'Ты болен? Я не ощущаю в тебе... Плохого? Плохих изменений? Мало слов'.   -Знаешь, у меня тоже.... В данный момент слов маловато. А каких много, то они как бы тебе сказать... Слова, которые не приличествует произносить владетельному льеру.   'Я знаю, что это за слова. Это обесцененная лексика'.   -Что?! Какая лексика? Ты знаешь латынь?   'Не знаю. Слова знаю. Вспомнил'.   Риан недолго посидел на краю стола, изредка бросая быстрые взгляды на стоящего рядом мужчину, звонко хлопнул ладонями по коленям:   -Предлагаю тебе прогуляться со мной по саду, хм, питомец. Побродим по саду, побеседуем. Но вначале два вопроса - какое имя ты себе хочешь, и тебя не смущает твоя нагота? Впрочем, не торопись, сейчас не отвечай, просто пойдем со мной в сад. Я буду говорить, а ты слушать, запоминать и вспоминать. Не хочу заранее волновать, но вынужден тебя предупредить - нам с тобой вскоре предстоит увлекательное путешествие в одно интересное место и к нему необходимо крайне тщательно подготовиться. Убить там нас с тобой могут. А так как ты более, прости, но по другому я сказать не могу, не животное, тебе многому предстоит научиться. И еще, ты можешь говорить вслух? Голосом?   'Не знаю. Буду пробовать. Буду.... Учиться? Так правильно? И твое имя хозяин, тебе не подходит, хозяин. И еще мне кажется, это не имя'.   -Хозяин? Мое имя? Нет, нет, больше его не произноси и вообще, забудь это плохое слово - хозяин! Мы же с тобой друзья и поэтому никаких хозяев! Позволь представиться тебе, мой друг - владетельный льер Риан Тиорсский, облаченный рыцарь, кавалер и многое прочее, по прозвищу Безумец. А тебя зовут?   'Котик'.   -Как?! Котик? Ты уверен, что это именно твое имя?   'Нет, но меня так называли. Кто-то называл'.   Риан задумчиво вновь оглядел массивную фигуру с бугрящимися мышцами возвышающуюся над ним почти на две головы, соглашаясь, развел руками:   -Ну что ж, Котик, так Котик. Бывают имена и похуже.             Вторые наброски карандашом на листе.      Правый сосок крепкой груди набух, налился приятной, сладко манящей тяжесть, нет упругостью сорта винограда, этого... Как его... Ммм.. А, 'дамские пальчики'! Такие же вкусные, медовые. Перейти к другому? Или к черту, убрать руки со щек Зоаны, прихватить покрепче ее под лопатки и завалить аккуратно на постель, неспешно раздвигая коленом чуть пухлые ножки?   Йоуш коротко взглянул снизу вверх - ага, раскраснелось Зоаночка, расцвела цветом желания, дышит часто, прерывисто, глазки поволока заволокла, можно, Йонуш, даже нужно!   И в этот момент в дверь грохнуло - раз и еще два с длительным перерывом в аккомпанемент лающей фразе на германике:   -Йоуш, beenden Sie Ihre Angelegenheiten und raus! Dringend!   (Йоуш, заканчивай свои дела и выходи! Срочно!)   -Гасс, geh in den Arsch! Толстый засранец!   -Это я его в задницу послал, моя ягодка... Так, а что это мягкое да теплое у нас тут? О, да ты малышка стрижешь свое сокровище!   Зоана чуть вздохнула, издала короткий стон, крепко обхватила Йоуша за шею и подалась вперед, влипая, вминаясь в жилистое тело мужчины. Пальца Йоуша нежно погладили чуть влажное и жаркое, шевельнулись, осторожно раскрывая 'створки'....   -Йоуш, das ist ein Befehl! Befehl Пана!   (Йоуш, это приказ! Приказ Пана!)   -Сучье гадство! - Йоуш со скрипом отодрал себя от разгоряченного женского тела, пробормотал, отводя глаза - Зоаночка, сердце мое, сладость утренняя, мне очень нужно идти. А я так не хочу, моя красавица..... Но служба, понимаешь, она такая.... Служба, ага. А командир он у нас он такой... Командный у нас командир....   Неровная, сбивчивая речь, виноватый взгляд, в общем, все это меканье и беканье совершенно не вязались со скупыми и быстрыми движениями Йоуша.   -Но я - кольчуга матовой волной слилась с плеч к поясу, скрылась под курткой из плотной кожи с вставками стальных пластин на уровне груди и печени - Обязательно рыбка моя, вот ты даже - ремень утянул талию, провис под тяжестью мечей - Соскучиться по мне....   Другие, более узкие ремни плотно обхватили низ бедер, глухо щелкнули пряжки, в специальные петли на ремнях скользнули концы ножен кинжалов:   -И даже стемнеть не успеет, а я и приду к тебе, моя сладкая. Ты меня жди....   Пенал с иглами на руку и под рукав, третий кинжал за спину в потайной карман. Удавка под манжету правого рукава. Зелья Йоуш из слотов на поясе не доставал. Все, он готов.   Короткий жаркий поцелуй и вот уже Йоуш за дверью бодается злым взглядом с Гассом.   -Ну?! Ты, отродье козла, меня с бабы снял! С готовой бабы, с потекшей!   Полный, рыхловатый, весь какой-то нескладный и безобидный, для первого, да и второго взгляда неуклюжий увалень Гасс, таскающий на себе два, под его мощь сделанных многозарядных арбалета, под двадцать кило весом каждый, постучал осторожно, сдерживая силу, Йоуша кулаком в грудь, задавливая свой бас, медленно заговорил:   -Не смотрел так на мой, Йоуш! Пан, мist Schweine, глаз дергайте, сквозь зуб говорит - Йоуш бистро сюда! Меня взглядом доводил в спину, толкал глазом.   -Провожал он тебя, Гасс, взглядом, подталкивал. Когда ты на имперском говорить то, нормально начнешь? Почти полгода мы уже здесь. Ладно, где он?   -У мagistrat он стоять, ждать тебя. А имперский мне не хотеть знать.   -Принял. А язык все же учи, Гасс, это нужно.   Йоуш, чуть скрутил тело, скользнув, обогнув огромную фигуру Гасса, и почти вышел на летнюю террасу, когда его догнал горячий шепот Гасса:   -Йоуш! Ты разрешать своя баба это.... А?!   -Себя трахни, жирный буйвол! Узнаю - брюхо тебе проткну Агнессой, понял меня, слон дикий?!      Пан, офицер пятого отдела разведки федеральной службы Германики, ожидал Йоуша у входа в магистрат города Веерен, размеренно постукивая себя стеком по голенищу высокого кавалерийского сапога. Весь неестественно прямой, на чисто выбритом худощавом лице застыло мраморной маской брезгливое выражение, выцветшие серые глаза смотрят холодно и в никуда.   Идиот польштанский! - Йоуш мысленно перекривился - он бы еще китель и полевую кепи с 'курицей' надел! Тогда городская стража во все горло могла бы вопить о внезапном вторжении армии Германийского Союза племен на священную территорию Империи. Впрочем, как говорят местные, 'кривую руку могила поправит'. Да и из провинции, 'где нет крестьян', все они такие, 'высокородные' и 'благородные' спесивые нищеброды.   Польштанская провинция было аннексирована Германикой уже более сорока лет, но на уроженцев ее это ни как не отразилось - все выходцы оттуда были неимоверно гонористыми и самомнением могли одарить весь мир, словно это и не их завоевали, а они покорили Союз германийских племен своей армией клоунов в расшитых золотой нитью мундирах.   Жили в той провинции только шляхи и шляхтинцы, как бы князья и бароны по 'гербовнику' Союза, чье состояние умещалось в двух седельных сумках, а за спиной, кроме клочка земли в сотку, и не более, ничего и не было. И крестьян там не было, одни высокородные дворяне землю пахали. Но бойцы отменные, этого не отнять. Индивидуалисты, правда, жуткие и с дисциплиной никак, но тут, в их отряде Пан был к месту. Ну, они же не строевая часть, а так, вроде бы как изгои, наемники с севера.   -Господин обер-панцерлейт, оберфенрих Йоуш по вашему приказанию прибыл!   Тянуться Йоуш не стал, нечего внимание местных жителей к себе без причины привлекать, присел чуть в стороне, на ступеньку крыльца, сунул в угол рта свежую зубочистку из пахучего лианского кедра.   -Не ерничайте, герр гауптман - слова Пан не произносил, ронял, цедил сквозь зубы, чертов контрр из внутреннего, пятого отдела - Приказ о вашем вызове отдавал не я, а господин герр оберст. Он и ожидает вас в комнате под номером одиннадцать на втором этаже магистрата. Честь имею, герр гауптман!   Ладно, хоть каблуками не щелкнул и руку в салюте вперед не выкинул с горловым выкриком 'Ehre für Union!', кретин. Германийский Союз, он и без воплей славиться всюду.   'М-да, запутанная у нас тут стала с прибытием Пана иерархия....' - Йоуш задумчиво проводил взором удалявшегося контрразведчика - 'В нашем славном сводном отряде северных наемников-изгоев'.   Капитан подчиняется первому лейтенанту, полковник не может отдать приказ майору Зигриду из отдела стратегической разведки... Пенсионеры по выслуге в 'поле' ходят, спецы, штурмовики и диверсы, пузо наедают, забыть забыли, что такое марш-бросок в полном снаряжении. Сумасшедший дом, бардак и хаос. Случись вдруг нехорошее, проснутся неожиданно от спячки службы зажиревшей Империи, кто командовать отходом будет? Вот то, что никто. И придется вам, герр Йоуш вновь выбираться одному из облавы, ибо ждать, когда командование разродиться мудрыми мыслями очень не хочется, за это время его пару раз на куски порубят, затем как попало склеят и в плен возьмут. А мозгокруты в подвалах Северной Башни, Лечащие эти, у Империи умелые, все кишки наизнанку вывернут. Знаем, рассказывали, да и сам он видел результаты их 'работы', не приведи Вотан!'.   Йоуш зябко передернул плечами, сплюнул на брусчатку городской площади и неторопливо прошел в холодный сумрак холла магистрата.         -За какой все же, период времени, вы, герр Йоуш, сможете выполнить просьбу нашего нанимателя?   Йоуш вопрос проигнорировал, перекатил языком новую зубочистку из уголка рта в другой, крепко прикусил ее. Не нравился Йоушу разговор в комнате, сильно не нравился. Отдавало все тут услышанное им тухлым душком. Про ужасающий непрофессионализм людей поручающих ему задание, не владение им знанием об обстановке в центре Империи и отсутствие подготовки 'легенды' для него, контактов, путей отхода и многое прочее, он старался не вспоминать. Не было ни какого смысла. Приказ пришел с самого верха, чуть ли не из Центра, так что бросай руку в салют и 'Gehen Sie für einen Orden!'. А вот зачем покойнику ордена и не пора ли ему, гауптману Фен фон Йоушу, старому усталому убивцу отправиться на заслуженный покой?   Что-то перестало это расслабленное нахождение в маленьком городке, не ловящей мышей Империи, напоминать отдых, как ему обещали. А что, так-то мысль неплохая, выслуга у него есть, три ранения, ну и накоплено кое-что. И ведь можно не увольняться из рядов, на подготовку кадров перейти, и растить из птенцов орлов, а из щенков волкодавов.   -Герр гауптман! Отвечайте на вопрос господина... Господина чиновника! - голос оберста вырвал Йоуша из его радужных грез.   -Хорошо, я вам отвечу - Йоуш оперся локтями на стол, задумчиво и отстраненно посмотрел на моль блеклую, тлю мучную, чиновника из Парламентского Контроля, лысого и мелкого, как на отвратное насекомое.   -Итак, Центр желает, чтобы я провел ускоренный курс обучения диверсионному делу, привил навыки штурмовика и обучил владению холодным и стрелковым оружием на уровне 'волков' из штурмрот неизвестного вам человека?   -Да, герр Йоуш.   -То есть сделать неизвестно из кого универсала-спеца, так сказать, свершить чудо? Я правильно вас понимаю, господин полковник?   -Да, герр Йоуш. За одни цикл, то есть наш месяц. Тридцать дней и не более. Наш контакт, наниматель нашего отряда, льер Риан, обговорил это особо.   Йоуш с хрустом перекусил зубочистку, вдохнул-выдохнул несколько раз, успокаиваясь.   -Это нереально. Я отказываюсь выполнять данный приказ Центра, на основе четырнадцатого пункта устава, параграф девять.   -Герр Гауптман! Вы отдаете себе отчет...   -Подождите, господин полковник - насекомое приподняло вялую ладошку, останавливая рык побагровевшего от возмущения оберста - Позвольте мне пообщаться с герром Йоушем.   'А ты не так прост, насекомое. Ты не просто жук, ты паук. Матерый, опытный.... Где служил-то ранее, паук?'.   Йоуш спокойно выдержал тяжелый, наполненный стальной опасностью взгляд чиновника, вопросительно приподнял бровь.   -Герр Йоуш, вы лучший полевой работник среди офицеров первого отдела, профессионал с большой буквы и вы были выбраны нами более чем из сотни кандидатов. Назвать вам критерий отбора, герр Йоуш?   -Назовите, господин...   -Мое имя для вас неважно, герр Йоуш. Извините. Так вот, на чашу легла и перевесила одна ваша особенность, ваш талант убий..., э, воина. И вам не нужно будет учить друга нашего нанимателя, вам будет нужно просто все ему показать - все ваши движения, стойки, приемы. Не знаю, что там еще у вас. Уясните для себя, герр Йоуш - вы не учитель, он не ученик. В доме вашего нанимателя подготовлена по нашим стандартам полоса препятствий и полигон с фехтовальным залом, так что стреляйте, рубите, режьте горло - вам предоставят, хм, 'партнеров' для тренировок. В общем, представьте, что вы на вашей тайной операции и более ничего от вас не требуется. Льер Риан заверил, что ему нужно только это и ничего более. С этим вы справитесь, герр Йоуш?   -С этим - да, справлюсь. Но все равно звучит это ....   Договаривать фразу Йоуш, не стал, пристально посмотрел на полковника:   -Моя 'легенда'? Контакты, точки эвакуации?   -'Легенда' та же, что и тут. Наемник с Севера, мастер меча. Наниматель желает взять пару уроков, прислал тебе вызов. Мудрить тут и накручивать нечего и незачем. Эвакуация по схеме 'Ночной скворец'.   -То есть без прикрытия и 'лежек' на пути моего отхода?   Полковник смущенно пожал плечами. Нет, все же военный пенсионер из техотдела в 'поле' это нечто.   -Хорошо. Когда мне выезжать?   -Сегодня вечером, через два часа экспресс-дилижанс. Билеты на вас куплены в эконом - класс. Вы ведь не очень состоятельны, герр Йоуш, по этой, вашей 'легенде'?   Тон чиновника не сочился, он просто истекал злорадством.   Йоушу вновь захотелось сплюнуть, но уже в рожу чиновника, ну и оберста то же. Эх, Зоаночка, на кого же я тебя тут оставляю, мною нетронутую.... На этих вот уродов?         Несмотря, что в один из трех с половиной дней, что длилась его поездка, шел мерзкий и холодный проливной дождь, само путешествие в имперском дилижансе Йоушу понравилось.   Рессоры пружинят без душераздирающего скрипа, колеса длинного, более одиннадцати метров в длину дилижанса, щедро облиты каучуком, спицы у многочисленных колес винтовые, заменяемые. Удобные и мягкие, даже с подголовниками и подлокотниками, сиденья из кожи с грубой перфорацией и с валиками из конского волоса под коленями и по бокам. И очень Йоушу жаль, что чиновничья крыса из Центра не видит его 'эконом' места.   Это было скорее купе первого класса, а не жесткая лавка с плотным пологом и без навеса над головой сзади скрипучего 'гроба'. И по комфорту превосходило стандарты купе элитного 'станционного вагона' германийской компании что уже лет пять одолевают бороздят обширные, но чертовски холодные просторы Германики.   А эргономика в плане удобства нахождения в купе и входа-выхода из него пассажиров была даже намного лучше, в окрашенных под сталь 'вагонах мечты' компании. Иоушу доводилось пользоваться услугами компании 'Der große Weg', окупировашей рынок грузовых и пассажирских перевозок и сравнение было для нее не в лучшую сторону. У имперцев все было качественно, надежно, комфортно и дорого даже просто на вид.   Чего стоили только одни стекла в окнах дилижанса Без пузырьков воздуха, ровные, прозрачные, толстые, затемненные каким-то хитрым напылением с одной стороны. Да, пусть Йоуш и путешествовал сзади дилижанса, в четырехместном, так называемом 'сухом полуюте', и изредка, вытягивая ноги или меняя их положение беспокоил соседей, но назвать этот кусочек рая для путешественника тривиальным 'эконом-классом' было бы не просто принизить достоинства этого уютного помещения, а нагло солгать. Солгать, крепко скрестив все пальцы за спиной, чтобы грозный Вотан не прибил небесной молнией бессовестного лжеца, и отведя глаза влево вверх. Мучительное покраснение при вранье обязательно.   Особенно Йоушу нравились расположенные по левой и правой стороне 'полуюта' серебряные баки со всегда прохладной водой, а еще у каждого сиденья в изголовье на крючке висел витой раструб переговорной трубки с кэп-мастером дилижанса. Внизу всех четырех дорожных кресел были встроены выдвижные ящички под разную мелочь и под бутерброды - ежедневно и бесплатно! - выдаваемые вторым стюр-мастером господам пассажирам. С неизменно вежливой улыбкой и пожеланием приятного дня и аппетита!   А еще экспресс не брал почту и шел строго по расписанию, отпечатанному на вложенном в складную папку плотном листе бумаги и выданном перед посадкой каждому пассажиру. И если четким шрифтом там было указанно, что в семнадцать ноль-ноль экспресс прибудет в такой-то населенный пункт, то не сомневайтесь, они прибывали почти точно в указанное время. Ну и три, а один раз десять минут опоздания не в укор. Дорога все-таки, душно, пассажиры воду часто пьют ну и другое жидкое от безделья.   В целом, дилижанс чем-то напоминал Йоушу сухопутный корабль с небольшим, но крепко спаянным, деловитым и умелым экипажем. Профессионалы наземных перевозок. Все делается четко и без привычного сумбура с ошибками и упущениями, по раз и навсегда установленному порядку. Нет, в родной Германике тоже так умели и прославленный 'ордунг' германийцев мог поспорить с четкостью и правильностью действий имперцев, но где имперцы и они, сыновья богов Порядка и истинные алийцы?   Хотя, и у имперцев кое-что можно было бы и позаимствовать. Например, поразительную продуманность действий экипажа при смене лошадей дилижанса. Создавалось впечатление, что все заранее считалось, схемы чертились, со стороны наблюдали, пометки делали, а потом выдали четкий алгоритм и рекомендовали его не нарушать. Вот стоило только ему один раз засечь время, затрачиваемое экипажем экспресса на этот процесс, и далее этот срок не превышался более чем на две-три минуты.   А в городке Пноинс команда дилижанса закончила менять скакунов на целых девять минут раньше срока, и кеп-мастер благодушно покуривал трубку в тени, ожидая, когда пассажиры поедят и оправятся. Не было бы деревьев над головой и серо-пыльного, ноздреватого 'асфаль-аста' имперской дороги под ногами, ну в точь-точь седой морской волк с доброй усмешкой наблюдает за 'сухопутными'.   Да, дороги! Про имперские дороги можно говорить долго, много, нудно, но все будет только хвалебными речами. Сделанные из 'асфаль-аста', состав и структуру, а так же сам материал покрытия, которого имперцы добыли в Мирах Порталов, они были невероятно ровными, гладкими и широкими - более десятка раз на встречу их 'кораблю', с приличным запасом меду ними, проносились другие экспресс-дилижансы, а ширина у них немалая - ровно два метра семьдесят сантиметров. И укачивало Йоуша, размаривало, на имперских дорогах, отправляя в царство Морфея, хоть острую иглу из пенала под седалище пристраивай, с обидной регулярностью.   Только начнут его одолевать хмурые мысли, что у этих самодовольных, сытых, даже можно сказать, откормленных пейзан, убежище в их добротных домах ему, да и другим мифическим 'борцам против кровавой тирании Императора', никак не найти - всем довольны, сволочи - как он уже посапывает, а иногда и невежливо похрапывает.   Впрочем, почему бы имперским крестьянам, фермерам, мастеровым и другому 'черному люду' быть недовольными? Согласно данным Имперской налоговой службы, переданными давно внедренным агентом, налоги на все, на абсолютно все, снижены за двадцать лет почти на сорок процентов. Кредиты на приобретение посевного зерна, борон, сеялок, на развитие мелких дел, вроде небольших мастерских по починке разных кофемолок и полировке изнутри ступок, параллельно с заточкой ножей и ножниц, выдавались под ставку всего в семь процентов и первый год проценты не платились! Этакая безвозмездная помощь Правящего Дома и императора на развитие малого дела.   Семьи же, где несовершеннолетних детей было более пяти, платили лишь половину от налоговой ставки, пока один из детей не достигал возрастного ценза. Но, если в этот момент их, мелких имперят, вдруг становилось при гражданской переписи на одного больше, то....   Всем интересующимся этим вопросом был ясно понятен стабильный и высокий спрос в Империи на спальные гарнитуры, кровати и дешевые тахты. Или тахту? Йоуш никак не смог вспомнить правильного названия, а уточнять у попутчиков нужным не посчитал - какая к демонам Хельма разница, что там под траха..., э, 'плотно общающимся' как кролики имперцами, ломается? Итогом этой мудрой политики налогообложения граждан, был решенный в Империи на много десятков лет вперед демографический вопрос. И вследствие этого, армейские вербовщики в стране вымерли как класс - быковатые деревенские парни с девственно чистыми мозгами и здоровьем как у медведей, перли в легионы нескончаемым потоком, а затем наводили порядок то в Фосскорской Деспотии, то Кавгарских бородатых разбойников, гордых и независимых от совести и чести горцев, принуждали к покою. Чаще всего к вечному. А потом, после пяти лет службы, уходили с приличной пенсией и выделенной землей на заслуженный отдых, и все повторялось, то есть кровати скрипели, дети рождались. Даже тройка городков появилась на карте страны, где все мужское население являлось бывшими солдатами легионов.   Ну и где, при таком количестве льгот и разных бонусов тут, в Империи, искать недовольных? Среди владельцев игрового бизнеса, где налог на прибыль составляет семьдесят процентов против девяностопроцентного в Германике или среди местной богемы? Не смешно.   Эти, оторванные от реалий мира, нежные и ранимые творческие личности, кроме болтовни ни на что более небыли способны. Ну и Имперский Цензорский Контроль так же не дремлет - вирши, пьески, картины, сочинения разные мгновенно и непременно оценивает и взвешивает. Те же, кто оказывался глуп или упрям, и не соблюдал правила, вскоре уезжал в творческие командировки. Действительно в командировки и в самые настоящие. На южные границы, на северные, к морскому и океанскому рубежам, с творческим заданием от Цензорского Контроля - нарисовать, написать, создать правдивый и без прикрас шедевр о живущих, служащих и трудящихся там людях и делах Империи. И длился срок такой командировки ровно год, не более и не мене. Далее, вернувшиеся с окраин загорелые, обветренные, чуть заматеревшие юнцы и юницы брались за ум и творили, что надо и как надо, для блага Империи. Ну, а кто не справлялся с заданием.... В трактирах всегда требуется менять выцветшие от времени вывески и сочинять новые рекламные тексты к меню. В общем, проблема с адекватностью будущих творцов и 'властителей душ' к властям государства решалась просто и гениально. Все в Империи решалось просто. Благодаря золоту.   Йоуш поворочался на сиденье, закинул ногу на ногу, погрыз неизменную зубочистку. Да, золото... Проклятое золото...   Золота у империи, благодаря военным экспедициям в Миры Порталов было невероятно много. Тонны, десятки тонн. И не добывалось оно там, в Мирах, в пиритных, сульфидных и мышьяковых рудах. Ни какого сложного, трудоемкого и дорогостоящего процесса, ни каких драг, промывки, амальгамирования и последующего аффинажа. Золото Империя получала там в монетах. Тяжелых, весом в двадцать грамм, девятьсот пятьдесят восьмой пробы, двадцати трех каратных, изготовленных методом механического грунтования и тиснения. Кем, где, почему не девятьсот девяносто девятая проба, кто изображен на аверсе и реверсе монет, почему отсутствуют даты изготовления, номинал и надписи, информации не было. Как не было и информации о самих порталах и этих, загадочных Арках Изменений.   Сколько агентов 'сгорело', сколько было перевербовано, сколько сил и средств затрачено, просто ужас, а в итоге всех усилий - ноль, зеро, пшик. Создавалось впечатление, что службы Империи, все поголовно, сами не обладали никакой информацией, но в это не верил никто. Не верил и Йоуш.   Почти три десятка лет оправлять экспедиции в Миры, привлекать к участию в них не простых магистров, а мастистых доциниатов и седовласых академиков, многолетние полевые и лабораторные исследования и ни грана сведений?   Как говорил наставник Йоуша, Фридрих Багам по прозвищу Сыч - 'Не смешите моего пса, это напрасно - он не умеет улыбаться'. Впрочем, Йоушу никто задания добыть сакральное знание о Мирах не поручал, и ему можно прекратить бесплодные размышления и подремать перед прибытием к месту. Дороги осталось не более трех часов, а вот удастся ли ему отдохнуть перед 'занятиями' с другом его нанимателя, Йоуш не знал. Льера нанимателя прозывают Безумцем и вполне возможно, что заслуженно. Так что некоторый отдых Йоушу показан. Да и просто хочется спать.         Замок владетельного льера Риана, то есть Дом, здесь, в Империи, все, что более двух этажей, называется домом с большой буквы, Йоуша не впечатлил.   Вытянутый в длину, приземистый мрачноватый прямоугольник с узкими оконными проемами. Резкие углы, слепая темная арка центрального входа, прямая, выложенная крупной брусчаткой дорога к Дому. И никакой стены перед Домом, ни ограды. Лишь ровно подстриженный газон и куцый шпалер кустов акации. А еще у жилища нанимателя не было ни башен, ни балконов, ни ротонд с колонами, ни горгулий на карнизах. Потемневший от времени кирпич с окнами-дырками проигрывал по всем параметрам, рвущимся в небо замкам-иглам Германики, выстроенным строго по канонам неоготики из светлого каррарского камня.   'Может внутри будет попристойней' - обнадежил сам себя Йоуш, мысленно перекусывая очередную зубочистку и сохраняя на своем лице отстраненное выражение, что хранил весь путь от станции до Дома, раскорячившись в трясучей двуколке с потертыми крыльями и потрескавшейся кожей неудобного сиденья. Да, это совсем не 'вагон мечты'.   Впрочем, чего он ожидал? Что простого наемника с Севера встретят бравурно играющим марш оркестром и ему подадут вессальское лакированное ландо? Ага, с эпифами-грумами в ливреях и в париках на запятках. Радуйся, Йоуш, что не пешком идешь. И дождь не идет.   По прибытии в Дом его быстро провели по слабо освещенному прямому коридору, медленно раскрыли перед ним одну из створок огромных дверей, и Йоуш вошел в.... Вошел в зал? В огромный холл?   -Ваша комната, господин Йоуш. Справа туалетная комната, слева шкаф для ваших вещей и одежды. Прямо кабинетная зона, за ней спальная. Потолочные ширмы опускаются при помощи зеленых шнуров. Располагайтесь. Но, позвольте вас предупредить, господин Йоуш, что владетельный льер Риан ожидает вас на ужин, который будет подан ровно через час. Смена верхней одежды к вечерней трапезе не обязательна.   Ага, Йоуш так и ввалится в столовую залу к нанимателю в пыльной куртке и нечищеных дорожных сапогах. И не бритый. Йоуш машинально коснулся ладонью подбородка, чуть приоткрыл рот. Опережая его не заданные вопросы слуга - или же дворецкий? - все так же внушительно и размеренно продолжил говорить:   -В столовую залу вас проводят. Вода в туалетной комнате есть и горячая и холодная. Свежая хлопковая сорочка, стиль 'миллитари', как вы и любите, господин Йоуш, а так же сменное белье и летний сюртук, вашего размера и предпочитаемого вами синего цвета, на пятой полке, первая секция шкафа. Шейные платки на четвертой полке в той же секции. Мы рады вас приветствовать в Доме владетельного льера Риана, господин Йоуш!   И ушел, точнее, величаво удалился, с прямой спиной, унося с собой давящую ауру собственного достоинства и, наверное, какого-то тяжеловесного благочестия?   Йоуш проводил его ничего не выражающим взглядом, закрыл так и оставшийся слегка приоткрытым рот. Плотно затворил створку двери, качнулся несколько раз на каблуках, прикоснулся к рукояти стилета закрепленного между лопаток.   Значит, летний сюртук его размера и предпочитаемого синего цвета? И сорочка стиля 'миллитари' из хлопка? Как там, в книге Юлиана написано? 'Никогда еще....' Гм, как же его... '...не был так близко...'.   Да как же его звали, выдуманного автором персонажа книги?! Он якобы родом из северных графств, а у них там на все фамилии на Ш....   Впрочем, Йоуш может легко заменить фамилию героя книги о работе германийской разведке своей фамилией. И они всегда умел читать между строк, ловить намеки и понимать недосказанное. А здесь-то, какой еще намек? Тут ему прямо сказали, что никакой загадки он из себя для владетельного льера Риана не представляет.   Осмотреть эту огромную комнату, умыться, переодеться, а затем прибыть на ужин? А почему бы и нет? Его же там с нетерпением ожидает владетельный знаток его вкусов. Ну, не бежать же ему без оглядки от людей знающих его пристрастия в цвете одежды и столь озаботившихся этим вопросом? Точнее не его, Йоуша-наемника, а его, герра Фен фон Йоуша, гауптмана первого отдела федеральной службы разведки Германики. От таких знающих и 'заботливых' людей, кажется убежишь.....         Ужин начался в теплой и дружественной атмосфере. Теплой из-за того что к вечеру похолодало и в столовой зале разожгли монументальных размеров 'рамфордский' камин с почерневшей от времени вычурной решеткой, а в углы залы поставили угольные жаровни. С толстыми стенками, багоровые от жара, на разлапистых массивных ножках. Что Йоуш молчаливо одобрил - ни к чему запускать магоконвертер, когда можно использовать для обогрева залы дешевый уголь с его великолепной теплоотдачей. В дружественной же потому, что владетельный льер Риан пожелал общаться неформально и без сословных условностей, передав свое пожелание через слугу пришедшего за Йоушем.   Войдя в залу, Йоуш резко кинул подбородок вниз и звонко щелкнул каблуками приветствуя владетельного и, лязгая зубами на согласных, представился, здороваясь:   -Господин владетельный льер Риан, наемный мастер меча Йоуш, прибыл по вашему приказу. Рад нашему знакомству и готов к службе вам, владетельный льер! Господа, приветствую вас!   Владетельный Риан тускло усмехнулся в ответ на приветствие, более походящее на рапорт, и почти также 'лязгая', не передразнивая, а умело подражая, представил находящихся в зале:   -Знакомьтесь, Йоуш - владетельный рукой указал на коротко взглянувшего на Йоуша и, что-то пробурчавшего мужчину со скверным, отстраненным и пустым взглядом - мастер Емаал, мой воспитатель питомцев. И мой близкий друг Котик. Он не молчун и с вами здороваться не будет. Простите его. Герр Йоуш и присаживайтесь к столу. И знайте, у нас тут - владетельный льер Риан выделил тоном последнее слово - 'пикник'.   Ну что же, один-один. Впрочем, самого себя обманывать нехорошо, 'один - три' в пользу владетельного. Йоуш показал, что он знает, что владетельный знает и так далее, а вот владетельный высказал не только общее знание, но и углубленное изучение предмета.   Такими 'лязгающими' голосами общались между собой офицеры первого отдела, своеобразный ответ разведки в пику грассирующей гвардии, а слово 'пикник'' на жаргоне 'единичек' значило, что вокруг только свои. Ну и к наемникам и прочему 'живущему с клинка' народу обращаются 'мастер', а не герр. Герр это офицер и дворянин, пусть даже дворянство и как у Йоуша - жалованное и без владений. Туше и эстокада одновременно.   В общем, ужин начинался интересно, вечер переставал быть томным и еще ужинали они.... Странно? Необычно? Да нет, они не ужинали, не перемалывали подвергшийся термической обработке белок зубами, они в спешке выстраивали форты и доты. Возводили люнеты, рыли окопы полного профиля, ревизовали снаряжение, пересчитывали арбалетные болты и готовились. Готовили пути отхода с занимаемых позиций, ну и прикидывали условия почетной капитуляции. Чего тут скрывать? Точнее, прикидывал пути отхода и условия капитуляции только Йоуш, 'союзник' же, мастер Емаал, готов был сдаться без всяких условий до начала боевых действий.   Главнокомандующий противника напротив, вел себя непринужденно и уверенно. Наслаждался охлажденным вином и фруктами, шутил, ненавязчиво расспрашивал Йоуша о его путешествии и о его впечатлениях от Империи. Заботливо предлагал мастеру Емаалу отведать запеченную рыбу с южными специями и настаивал, чтобы он обязательно уделил внимание удавшемуся грибному супу-пюре. А его легион беззвучно занимался подготовкой к сражению, в неимоверных количествах молча поглощая жареное мясо, и таил резервы за непрозрачными стеклами плотно прилегающих к лицу очков. Видимые же силы противника, представленные двухметровым ростом, неимоверно широкими плечами и стремительными, плавными от сдерживаемой мощи движениями, внушали страх и трепет.   Йоуш на второй перемене блюд закончил 'качать' ни разу не проронившего ни единого слова друга владетельного и с огорчением признался сам себе - против него он не протянет и минуты. И то, это если ему повезет уйти от первого удара. Возраст, ранения и лень. Сам виноват, что не тот он, Йоуш, уже не тот. Интересно, а чему он может научить эту воплощенную в человеческом теле демоническую силу и мощь? Как убивать еще быстрее и не распыляться на вульгарное отрывание голов и неэстетичное дробление черепов кулаками? Йоуш даже мысленно улыбнулся своим мыслям и немного расслабился, чуть сбрасывая сковывающее его напряжение.   А что, весьма неплохо будет звучать: 'Обучение изящным и экономным способам убийств. Качественно. Дорого. Имеется многолетний опыт и патент на обучение, выданный первым отделом'.   И вновь ощутил на себе пристальный взгляд молчаливого друга владетельного. В этот раз он смотрел несколько более заинтересованно и даже ободряюще, что ли? Хотя как можно понять взгляд, который ты не видишь? Его очки были не просто непрозрачными, они были черны, словно беззвездная и безлунная южная ночь, даже движение век за ними невозможно было заметить. Но видел, молчун, все видел и все держит в поле зрения, ни на секунду не ослабляя внимания. И готов отреагировать даже на тень опасности, мгновенно и жестко, без раскачки. Только эта мысль промелькнула у Йоуша, как немой чуть склонил голову, словно подтверждал его выводы. Слава Вотану, не ел и не пил Йоуш в тот момент, а то и до конфуза бы не далеко.   А после того, как подали десерт и холодные напитки, сгустившее напряжение расколол звон разбившегося бокала.   -Мне так захотелось, господа. Не удержался. Надоело все это... Тягостное молчание, неуютное напряжение... Вы, смотрящие на меня, словно я прямо здесь вас и....   Владетельный сделал над головой жест, словно обводил рукой залу столовой и резко опустил руку вниз, чуть выворачивая кисть наружу. Йоуш узнал это движение - 'сокол падает вниз', боковой из верхней сферы, хлесткий удар местернесской школы. Улыбка владетельного при этом была искренней и доброй, и чуть извиняющейся, вот только его глаза...   Так, давай-ка соберись, Йоуш! Напряженная посадка, рваные движения головы, легкий тремор пальцев, нездоровый блеск глаз.... Да владетельный льер Риан явно нервничает и волнуется!   И какова же причина волнения владетельного?   -А причина моему волнению проста, мой любезный Йоуш - я не знаю с чего начать наш с вами очень важный разговор. А времени у нас.... Йоуш! Ну как же вы так неосторожно, что же вы Йоуш!   Ну да, сейчас самое время и место заявлять об осторожности и проявлять заботу. В момент речи владетельного Йоуш как раз отпивал охлажденный сок ну и...   Никогда он ране не верил, что подобное, часто используемое авторами в книгах и драматургами в пьесах реально, но вот, довелось... Совсем недавно ведь был на грани подобной нелепости, но нужных выводов не сделал.   Йоуш аккуратно промокнул лицо салфетками, обтер руки:   -Просто очень неожиданно, льер Риан. Вы угадали? Или?   -Нет, герр Йоуш. Ни то ни другое. И надеюсь, вы поверите мне, что не этого эффекта я добивался?   Владетельный вновь извиняющееся улыбнулся.   -Да, я вам поверю, льер Риан. Это было бы очень непродуктивно с вашей стороны, владетельный, для начала нашего с вами разговора.   -Ну что ж, прекрасно, что мы поняли друг друга. В таком случае....   Владетельный замолчал, покрутил в руках другой бокал, с задумчивым сомнением глядя на него, решительно, со стуком поставил его на стол. И резко встал из-за стола.   -Вы не против, если я немного пройдусь? Знаете, в античности у древних гриков была такая школа перипатетиков, они беседовали, прогуливаясь по.... Нет, не то! Зачем идти издалека? Надо проще, честнее! Или это излишне...   Риан остановился и, оборвав сам себя, громко щелкнул пальцами:   -Я считаю, что нам, друзья мои.... Да, именно так! Нам сейчас нужна откровенность! Откровенность как на исповеди у жреца. Или на смертном ложе! И только она! Не нужно намеков, не надо завуалированных предложений и угроз. Кристальная ясность и честность, вот что нам нужно в этом момент!   Да, владетельного недаром прозывают Безумцем, отметил про себя Йоуш и вновь ощутил на себе взгляд немого. В этот раз неодобрительный и осуждающий.   'Да он мысли читает, дьявол немой!' подумалось ему с легкой оторопью, а немой вновь кивнул. Это настолько выбило Йоуша из колеи, что он даже не сразу осознал, что владетельный стоит за его спиной и обращается к нему:   -Йоуш, знайте же, что первоначально я предполагал все обставить несколько помпезно и в стиле таинственности и мрачности. Представьте себе, Йоуш, сумрак в огромном кабинете, тяжелые шторы, тусклая лампа под сиреневым абажуром, а вы сидите у стола на жестком и неудобном стуле и у вас за спиной два моих стражника, помордатее и пострашнее, в полном вооружении. А я восседаю за столом в вашем черном мундире с серебряными рунами на обшлагах и красной 'кampfbinde', с этой чертовски неудобной повязкой ваших особых сил на рукаве, и этак небрежно, с ленцой, зачитываю вам ваше досье. А потом начинаю вас вербовать, загнав в угол своим знанием о том, что вы являетесь офицером разведки Германики и предлагаю работать на меня. При этом я сочувствующе улыбаюсь, укоряющее покачиваю головой и смотрю на вас с выражением, что, мол, все-все я про вас знаю. Как вам моя картинка, Йоуш? Я похож на вашего жуткого герра Маллера?   Владетельный как-то ловко переместился из-за спины Йоуша направо, быстро наклонился вперед, ловя его взгляд своим безумным взором.   -Льер Риан, я не совсем вас ....   -Не надо! Не нужно ничего говорить! - Риан выпрямился и положил свою изящную, но неожиданно тяжкую и жесткую ладонь на плечо Йоуша - Йоуш, знайте же, я чрезвычайно долго размышлял и решил поступить иначе. Я не желаю делать из вас своего врага.... Герр Фен фон Йоуш - голос владетельного стал высок и чуть пафосен - Наоборот, Йоуш! Я предлагаю вам стать моим другом!   В стеклянной тишине зала где-то прожужжала муха.   -Простите меня, владетельный льер - Йоуш медленно начал говорить, выигрывая время и непроизвольно косясь на бледного мастера Емаала отстраненно возившего вилкой в тарелке и молчаливого друга владетельного - Я вас верно услышал? Владетельный льер Империи, граф и лорд, облаченный рыцарь и кавалер предлагает дружбу мне, Фендрику Йоушу, сыну лавочника?   -Да. Я, владетельный льер, кавалер и нобиль империи предлагаю младшему сыну лавочника и дочери разорившегося торговца кожей свою дружбу. И вы ее непременно примите, Йоуш!   Владетельный вновь каким-то смазанным движением сместился уже влево от Йоуша и зашептал тихо и медленно,в каждое свое слово тоном и артикуляцией внося смысл и значение:   -Йоуш, вы знаете, вы точно это знаете, что мои друзья это только льеры.... Иначе же нельзя! И наследные Йоуш, наследные льеры! С личными владениями, землей и людьми, чтобы по первому призыву вставать под мою руку. И вы, Йоуш, тоже будете приходить оружным по моему слову. Вам же хватит пары сотен акров плодородной земли, небольшого села или поселения и ссуды под разумные проценты, чтобы построить себе небольшой die Behausung? Скромное жилище для скромного дворянина, препоясанного рыцаря империи и верного мне предводителя малой дружины? Я уверен, вам этого хватит для жизни и вам это нужно. Итак, отвечайте же скорее, Йоуш, вы принимаете мое предложение?!   -Да - Йоуш выпрямил спину и твердо взглянул в безумные глаза владетельного - я принимаю вашу дружбу и ваше предложение, льер Риан. Мне расписать кровью в нашем соглашении, льер Риан? И где же?   -Нигде, Йоуш, нигде! Бросьте говорить ерунду и не демонизируйте меня! 'Слово честного человека тверже камня и долговечнее чернил!'. Так ведь говорят в вашем графстве?   И владетельный вновь переместился вдоль стола, сделав несколько широких шагов и мимоходом ободряюще похлопав по спине мастера Емаала. Ловко подхватил со стола бокал и каким-то ломаным полудвижением или неуклюжим пируэтом развернулся к Йошу:   -Но мне сейчас крайне нужна от вас услуга, Йоуш. Дружеская услуга. Вы ведь не откажете мне в ней?   -Если это в моих силах, льер Риан, то все, что вам угодно.   -О, вы справитесь с этим, Йоуш! Вот только проблема в том, справлюсь ли с этим я? Но об этом мы узнаем позже..... Несколько позже. А сейчас, друзья мои, герр Йоуш и вы, мастер Емаал, следуйте за мной.   И владетельный с окончанием фразы стремительно направился к выходу из залы. У дверей он чуть задержался, коротко обернулся через плечо и неожиданно искренне улыбнувшись, подмигнул:   -О, это будет интересно, друзья мои, и увлекательно! Даже познавательно! И еще и незабываемо для вас! В этом я не сомневаюсь.         'Ты поступил нехорошо'.   -Ты так думаешь? Возможно. Но и не будешь отрицать, что я поступил правильно?   Несколько мгновений Риан, повернув голову, всматривался во тьму, что притворялась глазами, ожидая ответа, но, не дождавшись, еле заметно пожал плечами и устало обронил в пустоту:   -Я поступил правильно.   'Но нехорошо'.   -И что? - владетельный чуть застонав, приподнялся на локте, слепо нашарил флакон на прикроватном столе, сделал долгий глоток, с облегчением откинулся назад - Ты предлагаешь мне в угоду этого эфемерного 'хорошо' подвергнуться опасности предательства и подвергнуть ей тебя?   'Нет, но.... Ты... Я не могу сказать, мне не хватает слов, понятий в твоем языке... Ты и твой поступок.... Да, он правилен и верен, но это плохой поступок. Он бесчеловечен. Я чувствую это и ощущаю, но разум и логика говорят мне, что ты.... Что ты все сделал правильно. Я не понимаю этого. И не хочу принять этого'.   -Да, это сложно понять и принять.... А еще это невероятно тяжело нести в себе и быть с этим. Но когда... - лицо владетельного вновь искривила болезненная гримаса и он испустил короткий болезненный стон.   -Когда... Котик, будь добр, чуть поправь мне левую ногу. Да, так. И согни ее немного в колене. Нет, мазать будем позже. И кровь позже.... Нет, не сейчас, я не хочу быть не в себе.... Да, вот так.... Чертов ритуал, он меня просто убил.... Да, спасибо, мне уже лучше.   Несколько минут мертвенно бледный владетельный, до хруста стиснув зубы, неподвижно лежал на спине и по его вискам градом катились капли холодного пота. И запах.... Запах от владетельного, несмотря на ароматические свечи и пропитанные парфюмерными маслами салфетки, был тяжелым. Так пахнет на тех самых раскопах.... Пахнет влажно, гнетуще, пропитанной смертью землей. Сгусток тьмы у изголовья кровати владетельного встревоженно шевельнулся, заставив дрогнуть и потускнеть настенные магосветильники.   'Я взял силу. Ты можешь взять силу у меня, я могу забрать твою боль. Зачем ты терпишь ее и не берешь мою силу? Почему не разрешаешь забрать мне твою боль?'.   -Зачем.... Почему.... - владетельный не открывая глаз, слабо улыбнулся, чуть дрогнув уголками губ - затем и потому, что ты мой.... Ты мой друг, а так поступать с друзьями.... И с другими..... Нехорошо.   'Но я же твой питомец и так делать правильно? Ты говорил так все, другие, делают! У кого питомцы!'.   -Да, я это говорил. И они говорили.... Котик, они, те, кто так делает, они другие. У них нет друзей. Настоящих друзей. И еще... Но это потом.   'Друзей..... Значит, те двое, они нам пока не друзья? Но ты называл их друзьями. Я вновь не понимаю тебя и твои слова. Но я понимаю, как ты предчувствуешь их будущее. Но может.... Может мне все же их убить? Ведь так будет проще. И нам и им'.   -Да, пока они нам не друзья. Но и убивать их не нужно. Это вовсе не проще. Понимаешь, не всегда то, что просто, верно. Котик, я очень надеюсь, что они станут нашими друзьями. Искренними друзьями. Хотя бы потому.... Хотя бы потому, что них нет иного выбора.         По коридору в свою комнату Йоуш промаршировал как по плацу. Чеканя каждый шаг, подбородок вздернут в небеса, взгляд бессмыслен и одновременно наполнен величественным значением. Отмах левой рукой выверен до йоты, не выше стойки воротника мундира и не ниже орластой бляхи ремня, правая ладонь монументально возлегает на рукояти палаша. Черт, палаша нет, тогда ладонь просто возлегает, но носок стопы тянется и нога ставиться так, будто от четкости его шага зависят все судьбы мира.   Так маршируют пьяные до изумления герры офицеры армеймахта, печатая шаг и держа 'железную' осанку, давая безграничную фору рядовым второго года службы парадного полка его Величества Кейзера. И также, в парадном, с белым шелковым шарфом на шее, выбритые до синевы и непременно в кресле с подлокотниками, ну чтобы труп не выпал безобразно вбок, стреляются из личных стрелометов. Ибо вешаться, топиться, вскрывать вены, а тем более по-бабьи травиться крысиным ядом, есть наиболее позорный поступок для офицера армии Великой Германики.   Личного номерного стреломета у Йоуша не было. Сдан он вместе с погоном, с витым серебряным шнуром и личными наградами господину армейстеру первого отдела на хранение. Зато в комнате Йоуша был полный бар. Кьянсткое крепкое вино пяти сортов, сладкий ром из Деспотии, мекила из халифата, имперский контиак не менее семи лет выдержки. И правда, невместно же хранить в столь основательном баре из драгоценного красного дерева с серебряными накладками и узорами по углам и поверхности, дешевый алкоголь года по три выдержки? И объемы литража бара предполагали полную уверенность в весьма достойном для офицера Германики исходе битвы с алкоголем, то есть в окончательном и безоговорочном проигрыше.   Йоуш настолько глубоко погрузился в проблему выбора напитка, что не слышал, как открылась дверь в его комнату. А закрывал ли он ее?   Мастер Емаал, основательно и солидно расположившись на стуле у стола, негромко посоветовал Йоушу:   -Советую вам остановить свой выбор на бутылке чуть слева от вас. Вон той, из тёмно-синего стекла. Это 'Моррон и сыновья'. Прекрасный продукт южных виноградников. Бочки дубовые и добавлены листья душицы. И всегда не меньше десяти лет, так как они считают для себя оскорблением продавать менее выдержанный контиак.   -Да? Тогда послушаюсь вас, мастер Емаал.   Йоуш вытянул из бара квадратную бутыль, оставляя в ровных рядах стеклянных сосудов зияющую вырванным зубом дыру. Ловко налил, с краями, с горкой, шоколадного цвета жидкость в широкие бокалы, небрежно отбросил куда-то в угол пробку с выжженным на ней то ли грифоном, то ли крылатым бараном. Выцедил свой сквозь зубы все, до дна, выдохнул несколько раз сквозь ноздри скупо, чередуя выдох с вдохом, схрустнул челюстями зверски проперченную полоску мяса.   -Ранее не пил. Оценка выше оценок. У нас его не встречал.   -'Моррон и сыновья' торгуют только в пределах империи уже более трехсот лет. Не экспортируют. Никогда. Неисправимые консерваторы.   -Да? Гм-м.... Это глупо. Мастер Емаал, почему он поступил с нами так? Со мной, с вами?   -Как, Йоуш?   -Так, мастер!   Мастер Емаал, неопределенно хмыкнул, ловко вытянул из бокового кармана курительный футляр, раскрыв его, продемонстрировал Йоушу короткую толстую сигару, вопросительно взглянул на него.   -А не откажусь, мастер! У вас с листьями винограда? Нет? С листьями сливы? И толченная гвоздика? Да вы знаете толк в этой дурной привычке, мастер!   -Не столь уж и дурной, Йоуш. Я слышал, так, краем уха, что и ваш Великий Кейзер иногда не чурается выкурить после обеда добрую сигару. Под одну-две рюмочки мятного шнапса.   Одновременно щелкнули обе гильотинки, вспыхнули синеватым пламенем длинные толстые спички. Мастер Емаал оказался то ли запаслив, то ли предусмотрителен. Под пепельницу, долго не думая, приспособили третий бокал, свои наполнили по второму разу лишь наполовину.   Йоуш проводил взглядом расплывающиеся под потолком в бесформенные ленты кольца дыма и, прищурившись, пристально посмотрел на мастера сквозь табачное марево:   -И все-таки, почему он так поступил? Он ведь совершенно не похож на глупца, рушащего ранее строимое им по мимолетной прихоти. А он разрушил. Разрушил мое к нему доверие.   -А что вы о нем знаете, Йоуш? Ну, кроме того, что он владетельный и прочее такое?   -Знаю о нем? Мало. Ему пятьдесят шесть лет, он из долгоживущих, вес семьдесят пять килограмм. Предпочитает блондинок с голубыми глазами и своеобразной формой ушных раковин, размер груди не менее третьего. Обучался в двух академиях, обе окончил с отличием. В аспирантуре подавал надежды, но ушел, наплевал на надеющихся на него. Неуживчив, умен, состоятелен, но не имеет права на наследный титул, так как бастард. Достиг значительных успехов в сфере знания и применения разных ритуалов. Хороший, опытный маг, но не боевик. Скорее, теоретик. Ритуалист-заклинатель и Мастер питомцев. Но не дипломирован, так как отказался проходить обязательный этап проверки на мастерство. При дворе старается не появляться, в отношениях с родственниками более чем сдержан, но их любит. Уволен из строевых частей по ранению в чине старшего лейт-операциониста рунных камней. В поведении иногда бывает неадекватен и странен. Возможно, последствия того самого ранения. Ненавидит гномов. В среде дворян империи прозывается Безумец и не без причин. Нами завербован три года назад, на контакт со службой разведки Германики вышел сам, после того как вскрыли сеть его распространителей... Хм-м.. В общем распространителей.   -Распространителей 'Чудесных добавок шамана Виагара'.   -Да. Этого поганого, замечательного чуда.   -Которое восстанавливало подорванное ночными бдениями здоровье герров офицеров армеймахта Великой Германики и способствовало обретению ими новых сил и вожде.... Гм-м... Желаний. Вследствие чего герры офицеры уделяли гораздо больше времени борделям, чем вверенным им войсковым частям, что неуклонно вело к преступному подрыву обороноспособности Великой Германики.   -Ибо стволы батарейных стрелометов жутко завидовали.... Да и Вотан с ними! Скажу прямо - стойкости и прямости или прямочлени... Тьфу! Короче, несгибаемым 'стволам' герров офицеров!   И мужчины громко и одновременно засмеялись, подмигивая друг другу и тыча вытянутыми пальцами в потолок.   Мастер Емалл закончил смеяться первым, критично осмотрел выкуренную до середины сигару, с сожалением отложил ее в сторону.   -В общем, Йоуш, вы ничего о нем толком не знаете.   Йоуш дернул ладонями в разные стороны, хлопнул ими по столешнице, не спрашивая разрешения или согласия мастера, вновь наполнил бокалы, бросил пренебрежительно:   -Да мне плевать! Я 'полевик', а не 'агентурник'. И я не его куратор. Или это что-то меняет? Что-то, мне неизвестное, оправдывает его поступок?   -Многое меняет. И да, оправдывает и дает понять причины, почему он так с нами поступил. Во первых, Йоуш, он не бастард, а законный наследник одной из Старших семей и семнадцатый в очереди на трон Империи. А во вторых, он .... У вас, таких как он, называют 'живой мертвец'. У нас они зовутся 'не ушедшими'. Хотите подробностей?   -Не откажусь, мастер Емаал. Это довольно, хм, странно, знать, что ты вассал 'живого мертвеца'.   -Помните Саллезийский конфликт из-за горных рудников, Йоуш? Тот самый, в котором ваши 'советники' обкатывали на наших легионах тактику малых групп и испытывали новую линейку индивидуального оружия?   -Помню. Тактику обкатали, испытания оружия с треском провалились. Эти горные недомерки оказались слишком тупы, чтобы полностью раскрыть потенциал нового вооружения армеймахта Германики. Высокоточными стрелометами с неимоверно дорогими линзами увеличения они вооружили простых пехотинцев. И отправили их в атаку. Цепями, в полный рост. Идиоты.   -Зато имперские егеря и легионеры эти стрелометы высоко оценили. Некоторые посмертно - мастер Емаал криво усмехнулся - но мы отклонились в сторону. Одним из магов, участвующих в том конфликте и был наш владетельный Риан. Там-то ему и оторвало руку, перебило позвоночник и повредило почти все внутренние органы. Он сейчас живет.... Существует, это точнее, на магических декоктах и силе рунных камней. Ну и еще некоторые вещи из запретных областей магического искусства.   -Измененная кровь?   -Да, она. Только не делайте из него легендарного южного вампа. Он использует кровь хищников. Медведи, волки, пантеры. Видели зверинец?   -Когда бы я успел, мастер?   -Ах, ну да, ну да. Так что, проведение над нами ритуала привязки это лишь способ обеспечения его личной безопасности, а не навязанное нам обманом рабство. Слишком опасная для него информация, чтобы выдавать нам ее без подобной гарантии и страховки. Строгость законов Империи вам известна. Я же дал свое согласие на этот ритуал еще ранее. И условия договора и привязки на верность владетельный зачитал вам вслух. Пред ритуалом, подробно и четко объяснив все последствия. Да вы не очень то и сопротивлялись этому, Йоуш.   -Да, я не сопротивлялся. Мастер, а сколько бы я прожил, откажись я от ритуала и покинув дом владетельного? Час, два?   -Не более трех часов. В морс был добавлен концентрированный настой резанника.   -Сучье вымя! - Йоуш громко выругался и хмуро уставился на мастера - вы это знали?   -Знал. Я сам приготовил настой и противоядие.   Мастер Емаал, не обращая внимания на все более тяжелевший взгляд Йоуша и исходящее от его фигуры ощущение угрозы, вытащил из футляра новую сигару, неторопливо раскурил:   -Йоуш, я приношу вам свои извинения и извинения владетельного за столь неприглядную ситуацию, за это неприкрытое принуждение вас к верности, но кто вы? А вы - мастер, не ожидая ответа, продолжал говорить спокойно, не забывая отпивать мелкими глотками контиак в перерывах между затяжками - вы, Йоуш, бывший офицер первого отдела с личным дворянством. У вас прекрасный послужной список, многочисленные награды, наградной кинжал с 'лентой' кейзера. Вы верный сын Германики. Ну, были им. И как он мог верить вам на слово? Вам ведь многое предстояло и предстоит узнать. Узнать странное и необычное. Да, да, вы никогда не нарушали своего слова, и он это знает! Подождите, дайте мне закончить!   Мастер Емаал сильно затянулся, заставляя кончик сигары заалеть багровым угольком, выпустил клуб дыма, произнес сухо, без эмоций:   -Йоуш, знайте, вас владетельному продали, и продал вас ваш Центр. И вы, я предположу, это поняли, иначе бы вы не приняли предложение владетельного столь подозрительно быстро. Молчите? Значит, я угадал.   Мастер Емаал сделал глоток, запивая затяжку, сменил положение тела, полностью поворачиваясь к Йоушу и наваливаясь грудью на край стола:   -Владетельный Риан выбирал кандидата 'в друзья' долго и он выбрал вас. Вы прекрасная кандидатура - смелы, умны, опытны и ничем не скованны. Ни семьей, ни имуществом, ни разными обязанностями. Разве что присягой. Но вы знаете, и он знает причину, по которой присяга для вас сейчас... Хм-м, скажем так, несколько недействительна. Льер Риан так же знает, что вы ни разу не нарушили свое слово, из-за чего ваша карьера замерла на месте, а в Центре у вас появились многочисленные недоброжелатели с золотыми шнурами на высоких должностях. Еще ему известно, что вас за глаза прозывают 'верный Йоуш'. А иногда слово 'верный' заменяют на другое слово или же его добавляют пред словом 'верный'. Виной этому графство Штафент, село Кридит, акция по 'умиротворению'. Неподчинение приказу и арест вами вышестоящего командира. Трибунал признал вас виновным с отсрочкой исполнения приговора. Вас же, после этой 'командировки', ожидает разжалование и лишения дворянства, верно, Йоуш?   Йоуш не ответил на вопрос, продолжая неотрывно и тяжело смотреть на сидящего напротив него. Мастер Емаал, не отводя взгляда, продолжил говорить все так же сухо и размеренно:   -Простите меня, это для вас тяжелое воспоминание, но я вынужден был напомнить вам об этом. Владетельный многое о вас знает. И его предложение вам было взвешенным и продуманным. Он верит, что вы поймете причины проведения данного ритуала. А сам ритуал.... Ну и ритуал, ну и что? Что изменилось? Вы чуть более будете верны ему и только-то!   -И скончаюсь на допросе от остановки сердца или буду биться в падучей, если замыслю злое против владетельного.   -Да, это темная сторона. Но есть и светлая! Отныне вы опоясанный рыцарь империи и наследный дворянин. У вас новая жизнь, вы теперь совершенно другой человек, человек с будущим. Герр Йоуш не явился в Дом льера Риана, он исчез после того, как покинул дилижанс. А потом найдется его труп в лесу. Грабители выстрелили ему в спину, злые и бесчестные негодяи. Зато в Доме льера Риана появился льер Йорик. Йоуш, слово владетельного крепче камня и бумаги на землю у вас уже на руках. Да, ваше новое имя, соглашусь, действительно несколько не благозвучно, но в тех местах все владетельные льеры либо Ярики, либо Марики. Так что, льер Йорик звучит на их фоне довольно недурно.   -Возможно, и недурно, но я еще не привык к своему новому имени. И хватит болтать обо мне. Предлагаю оставить эту тему, мастер Емаал. Спасибо. Скажите лучше, что не так с арками, мастер? Почему он не воспользовался ими? Для него лучше существовать так, 'живым мертвецом', чем пройти под ними?   Мастер Емаал недоуменно вскинул брови:   -Арки? А, вы об этих арках Йоу... Йорик. А что вы о них знаете, я вновь спрошу вас? Что вам о них известно?   -Они изменяют, лечат. Владетельный мог бы пройти под ними и вылечиться. И более не пить измененную кровь. Или что он с ней делает.   -Он не пьет кровь. Он делает себе уколы. А с Арками Изменений не все так просто. Они ведь действительно изменяют, и как утверждает владетельный, полностью преобразуют прошедшего под ними. И я согласен с его утверждением. Есть косвенные доказательства этому. Владетельный же желает оставаться самим собой, сколько бы лет жизни ему не осталось, а не становиться неизвестно кем или чем. И я уважаю его решение, что и вам советую делать. Да и есть у владетельного шанс исправить ситуацию и без арок. Небольшой, но есть. Он показывал мне кое-что.   -А время у него есть? Ведь вскоре ему и нам предстоит экспедиция в Миры Порталов. К ней-то он готов, мастер? Или у него с собой полевая лаборатория в походном саквояже?   -К ней он готов - теперь уже мастер Емаал смотрел на Йоуша, то есть Йорика, тяжелым взглядом - И мы ему поможем подготовиться еще лучше, ведь теперь мы ему верные друзья и от его жизни зависят наши. И еще, Йорик, я сейчас дам вам добрый совет. Прекращайте пить, стенать, копаться в себе и обвинять всех вокруг во всем и ложитесь спать. У вас завтра первый тренировочный день. А Котик владетельного совершенно неутомим. Во всех смыслах этого слова. И еще он очень любопытен. А это гремучая смесь, похуже лицерина подгорных коротышек. Мои соболезнования вам, Йорик.         Синий, красный, черный, белый. Цвета раскрашенного широкими полосами потолка сливались в хаотичный поток радуги, крутились взбесившимся водоворотом, сжатой горстью подтаскивая желудок и кишки к горлу Йорика, заставляя часто глотать тягучую слюну в тщетной надежде смыть тяжелый комок.   -Выпейте это, Йорик, давайте, сделайте пару глотков. Вам станет намного легче. И постарайтесь не шевелиться, носилки уже несут.   -Льер Риан, зачем.... Зачем мне.... И чему учить его? Он же не...   -Помолчите, Йорик. При подобных травмах все Лечащие всегда советуют молчать и сохранять полную неподвижность. А чему и зачем вам учить Котика? Ну, хотя бы затем и для того, чтобы этого более не повторилось.   -Не повторилось... Л-ладно. Тогда еще вопрос, льер. К-кто на самом деле Котик? Или... Или что он?   -А сами не хотите его спросить? - уловив слабое отрицательное покачивание головы Йорика, льер Риан недовольно дернул плечом, щелкнул пальцами - ну, тогда, Йорик, вы сами потрудитесь, подумайте над ответом. Думайте, пока будете восстанавливаться. Отдыхайте и думайте. А потом задайте этот вопрос мне еще раз. Или не задавайте. Иногда ответ скрывается в самом вопросе. И еще я вам дам подсказку - попробуйте предположить, а почему так получилось, что Котик столь агрессивно отреагировал на ваш выкрик.   Владетельный ловко встал с корточек, попутно забрав флягу со сладковатой густой жидкостью из руки Йорика, повелительно указал слугам на распростертого у его ног в неестественной позе мастера меча:   -В лечебницу, бегом. На второе ложе. Йорик, я буду у вас через пару минут со всеми необходимыми камнями. Нет, Котик. Я не уверен, что сейчас твое присутствие будет действовать на льера Йорика благотворно. Позже? Да, позже это возможно. А пока льер Йорик пусть отдохнет и подумает. А ты объяснишь мне, почему так вышло с твоим учителем. Я понимаю, что ты не хотел, но...   Далее Йорик более ничего не слышал. Его ловко и умело подхватили под плечи и поясницу, одним слитным движением ловко переместив на носилки, и понесли в сторону выхода. А жидкость во фляге владетельного, кроме обезболивающего, явно обладала еще и снотворным действием, так как Йорик стал вдруг проваливаться куда-то в тепло и тишину.      Очнулся Йорик как-то разом, мгновенно. Над ним мерно вспыхивали и гасли тусклыми звездами вставленные в гнезда надголовной дуги рунные камни, нигде ничего не болело, не хотелось пить, даже не хотелось облегчиться. И чувствовал он себя на удивление прекрасно и хорошо, словно это не он летел подобно камню из пращи почти десяток метров до встречи со стеной, предварительно получив сокрушающий ментальный удар.   Интересно, он, когда летел, визжал, орал или стонал? Или летел гордо и молча, сурово стиснув зубы? Нет, зубы он точно не стискивал, иначе от них вряд ли бы что-то осталось. На всякий случай Йорик провел языком по челюстям. Слава Вотану, все на месте, все в порядке. Не хотелось бы ему шамкать. Да и просить владетельного выступить в роли зубного Лечащего так же нет желания. Кроме того, владетельный уже и так принял участие в его выздоровлении - рунные камни тусклые, их заряд израсходован, от возможных переломов и несомненных ушибов не осталось и следа. Стало быть, прошло более трех часов, и все это время Йорик провел во сне или без сознания. Впрочем, разница между этими двумя состояниями иногда не очень большая.   Вставать с ложа и куда-либо идти и что-то делать, не было ни малейшего желания и, Йорик решил заняться тем, что настоятельно советовал ему делать владетельный, то есть думать. Но прежде чем заняться предаться размышлениям в поисках ответа на свой же вопрос, он решил вспомнить прошедший день и тщательно проанализировать его. Возможно, и найдется там подсказка.      Семь утра, фехтовальный зал с огромными сферичными окнами с массивными направляющими по краям переплета. Котик, снаряжённый в полный доспех и закрытый шлем, с двумя малыми арбалетами в сбруе на поясе и с двуручным мечом на плече стальной башней возвышается в центре зала. Рядом, мелкими шагами обходя его по кругу и придирчиво оглядывая, присутствовал владетельный в просторной черной шелковой рубахе, стянутой на поясе таких же свободных штанов вышитым золотом поясом. Выглядит владетельный полным сил и энергии. И беззаботным. Вообще, льер Риан ведет себя часто так, словно правила этикета, некие границы и каноны поведения благородного сословия для него значили меньше чем ничто. Вот и сейчас, громко, ставя имя впереди приветствия, он громко воскликнул:   -Йорик! Доброе утро! Мы вас с Котиком ждем и мы готовы к началу тренировки!   Голос владетельного громок, бодр и наполнен силой, словно это и не его вчера, смертельно бледного и тяжело дышащего, под руки выводили из ритуального покоя.   -Прошу прощение за опоздание, льер Риан. Я не предполагал, что занятия начнутся столь рано.   -И правильно не предполагали, Йорик! - льер Риан оборвал начавшего оправдываться Йорика, небрежно махнув в его сторону - Просто мы с Котиком мало спим. Очень мало. Так что вы не опоздали и не задержались.   -Еще раз прошу простить меня, льер Риан, за мое замечание, но начинать занятия в доспехе.... Извините меня, владетельный, но предварительная разминка, пробежка, упражнения на координацию и прочее не предусматривают на ученике полного доспеха. И так же не предусматривают вооружения.   -Полностью согласен с вами, Йорик! Меч и арбалеты тут лишние! А доспех мы оставим. Нужно найти его узкие места. Ну, вы меня понимаете - всевозможная недостаточная манёвренность в сочленениях, наложение подвижных элементов друг на друга, верное расположение подвесной сбруи и многое, многое прочее. Потом Котик его снимет. Начнете с пробежки, Йорик?   -Если владетельный не против, то да.   -Никаких возражений! Считайте, что меня тут нет!   Льер Риан звонко хлопнул по локтю закованного в металл Котика, и широким шагом быстро направился в угол зала к ранее незамеченному Йориком широкоплечему человеку в серой робе.   -Ну, что ж - Йорик, непроизвольно подражая льеру, обошел Котика по кругу - тогда мы начнем с пробежки.   И они побежали. Точнее, бежал Йорик, а его обгоняли, обгоняли и обгоняли. Почти беззвучно, стремительно, не снижая сумасшедшей скорости. Раз, два, пятнадцать.   На двадцатом круге все набирающей и набирающей скорость двуногой стальной махины Йорик громко выкрикнул:   -Стоп!   И непроизвольно закрыл глаза, а руки сами дернулись к ушам, ожидая неимоверного грохота от столкновения груды металла со стеной. Но Котик каким-то неимоверно текучим движением скрутил тело - в полном доспехе! - стремительно переступил несколько раз, гася набранную скорость замер, словно влитой, лицом к отдавшему команду. Только на полу осталось несколько глубоких царапин от металла башмаков.   -Черт! Не подумал, идиот! - вслух обругал себя Йорик и виновато обернулся к владетельному.   -Все в порядке, продолжайте заниматься, Йорик. Будем считать это одним из э.. этапов вашего знакомства с учеником. И ознакомление с его возможностями.   -Повинуюсь вам, владетельный.   Далее Йорик действовал более осмотрительно - тщательно подошел к выбору снарядов на проверку силовых возможностей ученика, на канат Котика загонять не стал - побоялся, что тот вырвет крюк из потолка, заставил повторить вслед за собой несколько упражнений на растяжку и гибкость. Проверять ученика на скорость реакции после его столь эпичного торможения он не стал. И неустанно поражался гибкости, подвижности, силе и скорости Котика. Ученик словно не замечал тяжести доспеха, сгибался, наклонялся, крутился на месте, вставал на руки и садился на шпагат. Металл доспеха скрипел, дребезжал, гнулся, расходился в местах сочленений, превращался в металлические лохмотья, просто рвался. Если так можно именовать беспрерывный процесс деформации великолепной маллерской стали.   Точно не человек. Но и не мутант. И не магоголем. Йорик терялся в догадках, но владетельного не спрашивал о сути Котика, продолжая усложнять выдаваемые ученику задания. И не сразу отреагировал на голос льера Риана, вмешавшегося в ход испытаний его, ученика? Или подопытного?   -Прервитесь на минуту, льер Йорик! Мастер Джурб хотел бы забрать доспех в мастерские на исправление недостатков.   -Повинуюсь, владетельный.   За процессом разоблачения Котика было наблюдать неудобно, мучительно и болезненно интересно.   Ремни соединений рвались, шарнирные крепления просто вырвались из гнезд, крупные части - кираса, щитки, набедренники и прочее предварительно выгибались или выравнивались пальцами ученика и небрежно стаскивались, ведомые острыми краями по телу, пусть и прикрытому толстой тканью поддоспешника. Лицо мастера становилось все более мрачным, лоб бороздили все более глубокие морщины, губы исчезли, превратившись в узкую нить, а глаза скрылись под сурово нахмуренными бровями.   -Владетельный, тут только кольчуга. Ну, наплечники, зерцало, ладно, еще наборные элементы на бедрах. Но более ничего жесткого. Нигде. Сломает, изогнет. И о спине надо сильно и долго думать. Прямое там никак.   Голос мастера-оружейника оказался густым, мощным и неимоверно растерянным.   -Думайте, мастер. Но у вас не более половины цикла. И защищен Котик должен быть полностью. С ног и до головы. В средствах я вас не ограничиваю.   -Повинуюсь, владетельный.   Мастер приоткрыл двери залы, кивком головы позвал внутрь терпеливо ожидающих за дверью своих помощников и через пары минут в зале оставался только владетельный, Йорик и Котик в абсолютно сухой рубахе, словно это и не он только что носился стальным метеором по зале и с неизменными непрозрачными очками на глазах. Льер Риан некоторое время задумчиво переводил взгляд с Котика на Йорика и обратно, затем тихо, словно он не уверен и сильно сомневается в своих словах, сказал:   -Йорик, я на некоторое время я вас оставлю.   -Да, владетельный.   Йорик поклонился, Котик как обычно промолчал.   Может Йорику и показалось, но у него осталась четкая уверенность в неком замешательстве владетельного. Будто бы он понимает, что должен уйти, но, тем не менее, желает вопреки всему остаться. Так ведут себя, взволновано и обеспокоенно внутри, но холодно и сурово снаружи, молодые....   Да нет, это бред и ерунда! Выбросить из головы, забыть и продолжить занятия, вот лучший метод избавления от возникших у него нелепых предположений и домыслов!   Ну, а раз решил продолжить, то и нечего стоять на месте!   -Котик, тренировочные мечи в углу на стойке. Себе выбери по руке, мне принеси любой полуторник и один прямой короткий. И обязательно одень защиту головы.   Котик скупо кивнул и направился в угол залы, Йорик же принялся неторопливо распаковывать сумку со снаряжением для тренировок.   Своей сумкой со снаряжением он гордился. Внешний вид и ее схему сам рисовал углем на холстине, сам же тщательно следил за работой мастера и на ходу вносил изменения, ругался и доплачивал за усложнение заказа. Денег истратил почти на половину больше, чем планировал потратить, окончательно испортил отношения с мастером-кожевником, но получил, что хотел он, а не то, что ему навязывал пусть и уважаемый, но упертый в своей косности - 'Так деды мои шили и я шью!' - гильдейский мастер.   И сейчас Йорик ловко расстегивал многочисленные ремни, отщелкивал крупные бронзовые пряжки, освобождал от креплений боковые клапаны, превращая вспухший, громоздкий и вытянутый в длину прямоугольник сумки в широкий лист. Прошитый суровой нитью лист толстой кожи с карманами, кармашками, петлями, сетками и ремешками в которых покоились защитные накладки, сложенная вдвое маска с надглазными дугами, толстые перчатки, четыре тренировочных меча из каландрового дерева и многое, многое другое. Нужное и крайне необходимое для обучения.   -Нравится?   Подошедший сбоку Котик заинтересовано присел рядом, аккуратно провел пальцами по отполированным многократными касаниями рукоятям мечей, тронул защитные накладки, с любопытством подергал ремешки, улыбнулся и, соглашаясь, кивнул. Затем протянул по направлению к Йорику полуторник и короткий меч, чем-то схожий с прославленным имперским гладиусом.   Себе же Котик вновь выбрал двуручник. Сейчас лежащий на полу, тренировочный, грубо сделанный, он напоминал небрежно оструганную оглоблю и при виде его Йорик недовольно поморщился.   -Зря ты взял эту огромную дубину. Это не твое оружие, чуть позже и сам поймешь. А почему для меня именно эти мечи? А эти мечи стандартные по длине и весу, как и на вооружении пехоты империи. Мои же, в сумке, чуть другие. Они сделаны только под меня, и работать тебе против них будет довольно трудно. Так что не удивляйся моему выбору. А теперь в позицию!   Начали со стандартных приемов - обвод, отход, отбив с подшагом, прямые уколы. Плавно, медленно, с многократными тщательными повторами. Йорик видел, что Котик с трудом сдерживается, чтобы не сорваться в стремительный ураган размашистых взмахов, короткими ударами и тычками останавливал его, уводил его удары в пустоту, сковывал зарождающийся смерч движений, недовольно хмурился и в итоге остановил занятия, хлопнув плоскостью меча по локтю Котика.   -Стоп. Так не пойдет! - Йорик уперся клинком в пол - Ты понимаешь, что твоя скорость и сила без знаний и умений твоя слабость? Понимаешь? Да? Нет?   Котик чуть помедлил и отрицательно помотал головой.   -Хорошо. Спорить я с тобой не буду, покажу это тебе наглядно. Ты же можешь не сдерживаться в своих ударах.   Йорик отошел к стене залы, извлек из сумки свои тренировочные мечи, несколько раз крутанул, разминая кисти и возвращая чувство единения с ними, чуть усмехнувшись, глянул на Котика и без предупреждения стремительно атаковал.   Укол в бедро, легкий подскок вправо, короткий рубящий в ключицу. Дернувшаяся 'оглобля' Котика пошла вниз, замерла, останавливаемая им в начатом движении, поползла вверх, заранее не успевая встретить меч Йорика. Короткий, быстрый укол в район груди.   -Это раз.   Отход, обманный финт, маховый круговой по ногам, с резким выходом в верхнею сферу. Кончик левого меча учителя уперся в пах ученика, а тренировочный двуручный меч Котика с грохотом ударил в то место, где мгновение назад находился Йорик.   -Это два. Котик, постарайся не вестись на мои финты, старайся думать. Пытайся предугадывать мои движения, внимательно следи за моими ногами, а не руками. Нога напряглась - будет удар, движение. Не торопись, делай все спокойно. Это не бой, а всего лишь тренировка. Сейчас подскажу тебе - береги голову и руки.   Йорик отступил на несколько шагов, чуть замедленно двинулся по часовой, тут же резко сломал ритм шагов, отшагнул спиной назад, прогнувшись на длинном выпаде обозначил боковой укол в плечо, быстро упал вперед, перекатился, стараясь зайти за спину Котика. Акробатика не помогла, Котик мгновенно развернулся, мигом махнул своим двуручником, словно отгонял назойливую муху.   Впрочем, по сравнению с массой Котика Йорик и был мухой. Быстрой, кусачей, но хрупкой. Неприятное, тянущее ощущение появилось в районе солнечного сплетения, когда Йорик ощутил движение воздуха, разрезаемого плоскостью тренировочного двуручника Котика.   'Так он мне кости сломает, если я не увернусь. Нужно ускоряться и.... Да и это тоже надо использовать. Не помешает. Слишком уж он быстр'.   Йорик отскоком разорвал расстояние, раскрутил мечи в руках, используя 'веерную' защиту. Прекрасно работающую против легких клинков или кинжалов, но проламывающуюся с одного удара тяжелым оружием наподобие меча ученика или чем то еще более тяжеловесным. Топором там, мнгештерном или булавой. В общем, неважно чем, главное массивным и ударным. Но для отвлечения внимания ученика 'веерная' защита работала прекрасно.   Котик принялся медленно поворачиваться вслед за рваными, хаотичными перемещениями Йорика, непроизвольно отклоняться или подаваться вперед, пристально следя глазами за быстрыми движениями его рук и постановкой ног.   Йорик постепенно ощущал как рисунок его движений, его 'паучья' сеть постепенно завладевают вниманием ученика и одновременно улавливал волны раздражения и зарождающейся злости, накатывающие от Котика. В какой-то момент он понял - пора, иначе его ученик сорвется в безумную атаку, стараясь сломать, разорвать плетущуюся паутину гипнотизирующих и завораживающих его движений мечей учителя.   Незаконченное движение, оборванный шаг, быстрый перекат на стопе опорной ноги и 'ветвь гнется под ветром'. Раньше эта связка давалась Йорику легко и непринуждённо, с нужной скоростью, но сейчас вдруг появилась тянущая боль в связках стремительно опускающейся сверху вниз правой руки и в пояснице чуть-чуть, но как-то неприятно, хрустнуло.   'Плохо размялся. И еще, всё-таки я точно старею, но еще могу. Могу'.   'Оглобля' ученика находилась справа от Йорика, затупленное острие двуручного меча смотрело наклонно в пол. Котик не успевал ни отбить удар, ни увернуться от него. Йорик обозначил рубящий по левому предплечью Котика, пристально уперся взглядом ему в лицо и выкрикнул-вытолкнул громким воплем весь воздух из своих легких, пугая и дезориентируя своего ученика. Левая рука Йорика, вооруженная вторым тренировочным мечом, дождавшись своего 'звездного часа', стремительно приближалась к беззащитной шее Котика.   И тут показалось или нет, но лицо Котика как-то странно потекло, черты потеряли резкость и рубленость, руки его вдруг мгновенно вспухли огромными валунами мускулов, разрывая ткань защитной куртки. На мгновенно разжавшихся, вдруг ставших страшно узловатыми, пальцах ученика выросли огромные когти, а на вытянувшихся челюстях длинные клыки?   Но в этом Йорик уже не мог быть уверен. Что-то оглушающее, таранное, все сметающее неостановимым давлением ударило по его сознанию, унося во тьму. А мощный удар в область груди оторвал его тело от пола как пушинку и отправил в стремительный полет к дальней стене залы. И все. Сокрушающего удара о стену Йорик уже не почувствовал, а через некоторое время очнувшись, увидел над собой лицо владетельного. И Котика, стоящего чуть в стороне в порванной куртке, но без огромных клыков и когтей. Обыкновенного Котика, в его неизменных непрозрачных очках.   А сейчас он, герр Йоуш, он же льер Йорик, лежит в лазарете, думает и вспоминает, все, что происходило в фехтовальной зале и ранее. И постепенно понимает, что Котик его испугался. Испугался как ребенок. Маленький, растерянный, напуганный громким выкриком страшного, агрессивного взрослого и неотвратимо падающим на его шею лезвием тренировочного меча. Ребенок с клыками и когтями. И этот ребенок..... ребенок владетельного?!   Но как такое может быть?! Как?!   Еле слышимый шум шагов за дверью отвлек Йорика от его размышлений.   -Итак, вы проснулись, Йорик, и я сразу же сообщаю вам, что, судя по бледному свечению камней - вы полностью здоровы. Но на вашем лице я явно вижу полную растерянность, затруднение и сомнения. Я предполагаю, вы, следуя моему совету, очень долго думали, размышляли и додумались до того, во что боитесь поверить и принять. Я прав, герр Йоуш? То есть, разумеется, льер Йорик?   Владетельный стремительным шагом вошел в помещение лечебницы в предупредительно открытые перед ним двери.   -Да-да, вижу. Я, как всегда, несомненно, прав. Знаете, Йорик, я очень редко ошибаюсь, очень редко, и смею предположить, что не ошибаюсь и сейчас.   Владетельный чуть сдвинул кресло рядом с ложем Йорика и удобно устроился в нем, облокотился на подлокотник, подперев подбородок ладонью, и уставился смеющимся взглядом на него:   -Ну же, Йорик, смелее! Давайте же, начинайте задавать мне ваши неудобные и странные вопросы. И я.... Я попробую ответить вам на них. Как смогу.   Йорик внимательно и пристально посмотрел на свободно сидящего и благожелательно улыбающегося льера Риана, чуть помедлил, формулируя вопрос и спросил, как выстрелил, коротко и жестко, но шепотом, едва шевеля губами:   -Льер Риан, Котик ваш... Ваш сын?!   Владетельный не отвечал, продолжал улыбаться и смотреть Йорика, но уже не так добродушно как ранее. Потом он быстро перевел мгновенно потяжелевший взгляд на двери в лечебницу и те оказались мгновенно закрытыми. Закрыты поспешно и с громким стуком.   Йорик понимающе мысленно усмехнулся - все верно, ни к чему плодить знающих лишнее. И ни к чему тратить время, силы и средства, устраняя тех, кто услышал то, что не должен был услышать. И еще хороших, умелых и верных слуг сейчас найти неимоверно трудно. Это товар редкий, штучный, продукт долгой и вдумчивой селекции. А люди нынче совершенно другие, служением господину не гордятся и смыслом своей жизни его не делают. Ну и еще думают много и много лишнего болтают, что слугам совсем не подобает. А так же мнят о себе разное, их выделяющее и возвышающее в собственных глазах. В дополнение этих сложностей, они и прав разных имеют немало, да еще и защищены разными гильдейскими союзами и обществами. Ходячие проблемы, а не слуги. Не то, что он, Йоуш....   Но не в смысле служения, а в плане болтливости. Насчет его излишней разговорчивости владетельный может абсолютно не беспокоиться и не переживать, проведенным ритуалом это было предусмотрено. Он даже не сможет начать что-то кому-то рассказывать, его еще до первого произнесенного слова скрутит предупредительная болезненная судорога. И то, что сейчас скажет ему владетельный, кроме него никто не узнает. И это правильно и верно и Йорик смело повторил свой вопрос. Уже не шепотом, а в полный голос.   -Котик... - голос отвечающего ему владетельного был тих и задумчив - не мой сын, Йорик. Но в тоже время я могу с полным правом называть себя его отцом. Да, это звучит весьма странно, а для некоторых и ненормально, даже извращенно, если знать, что Котик на самом деле мой питомец. Мной купленный и мной выращенный.   -Котик ваш питомец, владетельный?!   -Да, герр Йоуш, Котик обыкновенный питомец. Мой личный питомец. С наложенными на него печатями подчинения и прочим. Но он не совсем обыкновенный питомец, то есть он и питомец и не питомец. Котик, он... Хмурые небеса! Герр Йоуш, вы смогли заставить меня сбиться с мысли и запутаться в объяснениях! Будьте добры, более не перебивайте меня своими вопросами, а я все же попробую вам объяснить, то, что я сам до конца не понимаю.   Владетельный вновь чуть помолчал, собираясь с мыслями.   -Шесть циклов назад, моей семьей был сделан заказ гильдии Караванщиков на приобретение у магов из Чалта нескольких зародышей питомцев. Получилось так, что оплата, в связи с некоторыми, гм, семейными обстоятельствами, была произведена заранее и чуть по завышенным ценам. Соответственно, люди гильдии Караванщиков излишне поторопились в погоне за прибылью с доставкой и выполнением своих обязательств и совершили недопустимую в их работе ошибку - они не обошли стороной воронку хаоса. Да, они задели лишь самый ее край, но зародышам питомцев этого вполне хватило для необратимых, в плане их развития, изменений. Положительных, герр Йоуш, изменений, не вскидывайтесь вы так, сугубо положительных!   Владетельный вновь помолчал, сделав долгую паузу, окинул взглядом помещение лечебницы, недовольно пробормотал себе под нос:   -Здесь крайне необходим охлаждающий шкаф с вином. Крайне. Такой разговор и на сухую.... Это казуальный нонсенс!   Затем льер Риан вновь взглянул на чуть приподнявшегося на ложе, и внимательно слушающего его Йорика, успокаивающе махнул ему кистью правой руки. Да-да, мы сейчас, продолжим.   -Трое питомцев из заказанной нами партии оказались обычными. То есть не совсем обычными, а намного более лучшими, чем у других заводчиков - более живучими, более быстрыми, более сильными, но все же ничем особенным не выделяющимися. Самые обыкновенные магические звери. Котик же абсолютно и совершенно необычен. Он невероятен и он уникален.   Думаю, что вы, герр Йоуш, уже заподозрили и предположили, что Котик, помимо многих своих других необычностей, ментат. И вы совершенно правы - он и есть самый настоящий ментат. Юный, неопытный, неумелый, но с огромным потенциалом. Вы это ранее уже подмечали, а непосредственно на себе испытали его возможности там, в фехтовальной зале. Ну и помимо этого, Котик еще и метаморф. Так же юный и неопытный и так же с огромным, неограниченным ничем и некем потенциалом к изменениям своего тела. Форм у него пока немного, всего две - человеческая и форма бронированного монстра, но у него все еще впереди. Может, когда-нибудь, он сможет обратиться и в легендарного дракона - владетельный заговорщицки подмигнул Йоушу - Ну и как забивают последний серебряный гвоздь в крышку гроба, я забью, то есть скажу вам, что в Котика, моего питомца, неведомо каким образом вселился разум, душа, сознание или личность где-то, в другом мире, умершего разумного.   Да что вы так дергаетесь, герр Йоуш, словно я сказал что-то, вас неимоверно поразившее? Вам напомнить о вашем, германийском, чудо-мальчике? О том самом 'маленьком пасторе', что утверждал, что он и был ранее скончавшимся священником именно в том селении, где он и родился? И я знаю, что он доказал свои утверждения. Доказал всем и бесспорно. Или же вспомните о девочке из халифата, что утверждает, что помнит все пять своих предыдущих жизней и лечит больных наложением рук? По сравнению с ней, мой сын... Э, то есть Котик, ненамного более удивителен.   Я, герр Йоуш, не мистик и не владыка душ. Я не знаю, кто или что именно вселилось в Котика, может это и злой дух, мне плевать! Но он разумен! И это неоспоримо!   Да, он не помнит себя. Не помнит, кем он был, с кем и где жил, что делал, и как его звали. Он очень многое не помнит, но он такой же, как и мы. Как вы и я, герр Йоуш! Как другие разумные. И, да, так как я принимал участие в его появлении на свет, и проводил над ним многочисленные наложения печатей.... И еще некоторые ритуалы. Да, они не совсем и даже.... Гм, ну не все согласны, что их действительно стоило запрещать, и я так же думаю, но.... В общем - владетельный четко проговаривая каждое слово, твердо и уверенно произнес - я, герр Йоуш, считаю себя его отцом. Ранее я предполагал считать себя его другом, но.... Короче говоря, герр Йоуш - Котик мой сын, а вы его учитель. И учитель не только фехтования, Йоуш!   Владетельный неожиданно быстро и резко привстал в кресле, грубо схватил за плечо и потянул к себе Йоуша, впиваясь своим, вдруг ставшим страшным и безумным взглядом, ему в глаза:   -Не только, Йоуш, не только! Вы поняли меня?! Не только! Поймите, ведь он, по сути, всего лишь ребенок! Маленький ребенок! И его надо всему учить! Как говорить, как поступать, как пользоваться столовыми приборами! Люди недалеки, люди злы, а он ребенок! Ребенок, идущий со мной в экспедицию в Миры Порталов! Эта проклятая богами чертова лотерея! Мне бы еще немного, совсем немного времени! Но его нет! Его нет у меня и нет у него! И вы должны нам с Котиком обязательно помочь, герр Йоуш. И тут и там, в тех проклятых мирах. Защитить его! Меня! Не силой оружия, а советом, вниманием, участием и поддержкой! Вашей поддержкой! Вы понимаете это, понимаете, Йоуш?! Вы обязаны мне и поэтому обязаны помочь!   Йоуш перехватил руку все более распаляющегося владетельного, крепко сжал на ней пальцы, останавливая порывистые движения льера Риана.   -Я понял вас, владетельный. Я все понял, прошу вас, успокойтесь. Вы можете полностью положиться на меня. Слово чести!   Владетельный также резко, как и хватал, отпустил Йоуша, обессиленно упал в кресло.   -Спасибо вам, мой друг. Спасибо. Знаете, как трудно воспитывать такого сына, как он, одному? И знаете, как мне тяжело постоянно бояться за него?          Третьи наброски карандашом на листе.      Префект лагеря Сомнус, бывший центурион, бывший аквилифер, бывший сигнифер, бывший декан, когда-то седовласый хромоногий ветеран, прошедший все ступени легиона с самой низшей, с велита, блаженствовал и упивался. Подносил к глазам, рассматривая все малейшие точки, щербинки, вкрапления на листе бумаги, относил на всю длину вытянутой руки и вновь перечитывал строки реестра.   Да, эти арки, это точно подарок богов! Вот какой злой дух будет исправлять тебе зрение, и возвращать здоровье просто так? Без жертв, без платы, без обещания чего либо? А тут прошел, твердя про себя как молитву богам свое желание, в глазах сверкнуло, чуть качнуло и все! Ты здоров, силен и видишь как в молодости! Жаль, конечно, что сама молодость не возвращается, так и остаются морщины, что выдают твой возраст, хотя волосы и вновь черны как смоль, но просить большего, это богов гневить! А он, Сомнус Галларский, сын Таго Галларского, по прозвищу 'Обгрызенный щит', ныне префект Северного третьего императорского 'Стального' легиона, совсем не дурак! И богов гневить не собирается. Глаза видят, нога гнется, хрен стоит. Что еще надо старому, ага, счас то уже и не такому уж и старому, ветерану?! Бабу попышней и кровать помягче? Все это есть в таверне Шоло на улице Зеленщиков и поэтому, все у него хорошо. А после экспедиции в мир тупых болванов, когда ему в ладонь упадет тяжелый мешочек с полновесными империалами, что достанет из сундука казначей легиона, станет еще лучше! Жаль только, что под аркой можно пройти только один раз. Но и так как-никак новая жизнь! С достатком, уютным домиком и приличным счетом в Союзном банке.   А вот чтобы кругленьких империалов в мешочке, а потом и на его счету, стало еще больше, ему надо возвращаться к своей работе и закончить, наконец, треклятый список бойцов легиона и всякой опоясанной и облаченной владетельной швали, что мнит себя настоящими воинами. И на этом основании нагло примазывается к настоящим солдатам, лезет в грозные и стройные ряды легиона, лезет под руку и вообще всячески портит жизнь братьям-легионерам и лично ему, префекту лагеря легиона Сомнусу Галларскому!   Вот почему эти титулованные сволочи всегда норовят переложить свои проблемы на хрупкие плечи префекта? Или у него плечи из гранита? А у них проблемы серьезнее проблем императора? Нет на оба вопроса! Они просто болваны, неженки и рас....   Префект проглотил не произнесенное слово, закашлялся и хрипло выкрикнул в откинутый полог палатки:   -Эй, кто там! А ну принесите мне пива! И светлого мне несите, морды, а то черную жижу я вам в вашу же задницу залью! Клянусь могучими яйцами императора, да продлятся вечно его годы!   И удивленно уставился на вдруг появившуюся на входе в палатку руку с кувшином. Литра на три, холодным, запотевшим. С восковой нашлепкой и красно-черными кончиками повязанного вокруг горловины шнура. А рука, с закатанным выше предплечья рукавом рубахи, мощная, загорелая, с двумя бугристыми, очень знакомыми шрамами на внутренней стороне.   -Не верю глазам своим! Это же божественное светлое пиллезское! Холодное! И принес мне его ворчун Грун! Вот оно, истинное чудо, да вырастут с гору яйца императора!   Префект соскочил с походного стула, в пару шагов преодолел пространство до входа, взмахом руки отшвырнул полог и крепко облапил усмехающегося во все свои двадцать оставшихся зубов старого друга.   -Как ты тут оказался, брат-легионер? Ты же в пограничных легионах все прозябал, гонял по заснеженным горам контрабандистов, да напоминал пещерным коротышкам кто в тех горах хозяин!   -Я написал рапорт, Сомнус. И мне его подписали. Так что принимай под свое командование твоего нового центинария.   -С понижением в должности, значит?   -С понижением, Сомнус. Но в боевом 'Стальном' легионе, а не в урезанном до трех манипул пограничном! И я думаю, за это стоит выпить. Или я даром покупал камни, заговоренные на холод? Сомнус, ты должен мне целый империал, старый пьяница! И идем же, наконец, в палатку!      -Так что ты тут пишешь, Сомнус. Что за список? Эта писанина тебя так взбесила, что ты к месту и не к месту упоминаешь яйца императора, да длятся вечно его годы?   Префект с сожалением отставил опустевшую кружку, обтер ладонью губы.   -Не писанина, а приписанные к легиону разные опоясанные и облаченные меня взбесили, первый центинарий Грун.   Грун удивленно приподнял бровь и вопрошающе посмотрел на старого друга.   -Первый, первый. И первой центурии центинарий или я не префект легиона, офицер Грун?   -Вы префект, господин Сомнус, префект лагеря легиона. Разве есть идиот, что в этом усомнится?   -Во-во! И ты именно центинарием у нас в легионе будешь. Не центурионом, этой усатой нянькой и вытирателем носов разным соплякам, а боевым офицером! Я тебе потом покажу пару приличных парней из офицеров первой центурии и ткну пальцем на лучшие десятки легионеров, а насчет трибуна не волнуйся, он у нас из владетельных, назначенный яйцами.... Тьфу! Назначенный императором, да длятся вечно его яйца! Тьфу!   Мужчины громко рассмеялись и, одновременно оглянувшись на затянутый полог входа в палатку, переглянулись. Император добр к своим легионерам, но злоупотреблять этим не стоит, совсем не стоит. В Северной башне свободных камер много и они там очень неуютные.   -Так чем тебя раздражают приписанные к легиону владетельные, Сомнус? Это старая практика, можно сказать, уже традиция. Мы делаем свою работу, кровавую и неблагодарную, а они потом рассказывают, как громили бесчисленные полчища врагов и в одиночку брали крепости. Нам полновесные империалы, им чины и блестящие висюльки на грудь. Так было и так будет, чем ты-то так недоволен? Или уже приходили, в полный, писклявый, голос хамили, угрожали охренено значимыми знакомствами при дворе, требовали лучшую палатку и отдельную выгребную яму с запахом лаванды?   Префект Сомнус грозно нахмурился, покусал ус, глянул на скалящегося собеседника-собутыльника и шумно выдохнул:   -Еще нет, рожа твоя бронзовая. Не приходили они. Никто еще и не явился из них пока, но.... На вот, почитай-ка вот это ты, 'наглый' Грун. Так тебя же прозвал трибун 'подгорного', то есть 'пятого нумера, особого, пограничного' легиона. Как его там, вроде бы, ты постоянно, ну типа ошибался, и именовал его владетельный Хамус? А, точно, Харус Заркийский! На вот, держи! Это тебе не тетя его! Читай внимательно, первый центинарий и радуйся, твоя будет со мной, забота.   Первый центинарий принял из рук ухмыляющегося префекта лист дорогой бумаги с позолоченными краями, украшенный вензелями, виньетками, многочисленными печатями и скромной синей меткой Северо-Восточной Башни. Вчитался, быстро скользя взглядом по ровным строкам.   '.... А также всенепременно обеспечить сохранность жизни, здоровья, чести и целомудрия графини Али ди Стерв, льеры Моннкос. Ни в коем случае не допускать оставления графини в опасности, назначить ей лучший десяток и лучшего офицера легиона в качестве охраны. Для конвойного сопровождения выделить лучших всадников декурии. Количество всадников оговорить с сопровождающими графиню офицерами гвардии. Все пожелания и требования графини выполнять незамедлительно но, не в ущерб боеспособности и мобильности легиона. Так же...'.   Грун поднял задумчивый взгляд на префекта, так же как и ранее префект, покусал ус:   -Эта графиня Али ди Стерв ведь на самом деле двоюродная племянница нашего императора? Дом Моннокс, это ведь Дом императора?   -Угу, это она самая. Теперь тебе понятно, в какой мы заднице? Мы ведь не на прогулку идем, а в Миры Порталов отправляемся, в экспедицию. Сражаться с монстрами и чудовищами. А ты, Грун, ничего не слышал о парнях из 'бронзового' легиона, из второй манипулы третьей центурии?   -Так, слухи разные слышал. Слухам не верил. Да и сейчас им не верю. Или это не слухи, Сомнус?   Префект не ответил на незаданный ему вопрос. Молча наклонился к раскладной походной кровати, пошарил под ней, вытащил на свет из темноты квадратную бутыль, водрузил ее со стуком на стол. Извлеченным из ножен кинжалом сковырнул все так же, без слов, с горлышка пробку, разлил по стаканам. Указал на них кивком подбородка Груну:   -Давай-ка помянем их, Грун - префект крепко обхватил стакан, коротко выдохнул и влил в себя горький первач одним глотком - Мы рядом с ними тогда стояли, всего в паре лиг. Они в какие-то пещеры собирались идти. То ли Модовые то ли Моровые, сейчас уже точно и не помню название их. Ну и пошли они в них поутру. В лагере буцинаторы и один имагинифер из манипулы оставались, ну и там обозники, вспомогательная часть, та, что саперная. Всадники еще там были, неполная декурия.   Ждали оставшиеся в лагере манипулу до полудня, потом ждали до вечера. Старший декурион отправил гонца к нашему, не к этому, что сейчас, к другому трибуну, с сообщением, что они идут за ними в пещеры на следующее утро. И все. Мы потом в их лагерь пришли, а там только трупы саперов в язвах да разложившиеся и все лошади павшие. И никаких следов всадников и противника. А оружие.... А! - префект сокрушенно махнул рукой - да что там оружие! Даже золото из казны манипулы, не взято. Ну, мы подумали, что как обычно, все саперы, всадники и манипула уже на круге портальном давно появились и впечатлениями своими со стражей кругов делится, ан нет. Не появились они, а стражи говорят, что портал их одним разом и схлопнулся. И пятно на месте его долго багровым цветом светилось, еще стражи говорили. Сейчас уже они ничего не говорят, после того как у них люди из Северной Башни побывали. Так что и ты, Грун, ничего никому не говори. И вообще, забудь, что от меня узнал, но все равно помни. Вам все ясно, центинарий Грун?   -Так точно, префект. Мне все ясно.   -Ну, а раз ясно, то давай наливай по полному и читай следующую бумагу. Интересную такую бумагу из Северной Башни. Вот эту.   Префект пошарил на столе, вытащил, что-то неодобрительное ворча себе под нос, лист бумаги с двухцветной, сине-черной пометкой Северной Башни в углу. Еще раз перечитал уже известный ему короткий текст, протянул лист Груну.   'Приказываю вам обратить пристальное внимание на все действия, поступки, слова и круг общения владетельного льера Риана Тиоросского, кавалера и облаченного рыцаря. Не допускать им самовольного оставления места расположения легиона, выделить в сопровождение владетельного десяток верных и преданных императору и нашей Империи легионеров. В качестве командующего десятком назначить проверенного, опытного и умелого офицера, не замеченного в порочащих его связях с врагами Империи. Агенту Северной башни, предъявившему в случае неординарной ситуации подтверждающий его личность и его права мандат, оказывать всемерную помощь и неукоснительно выполнять все его распоряжения.   По слову императора, Первый Хранитель Покоя Правящего Дома, герцог Анарт дин Корвус из Старшей семьи Корвусов'.   -Вот такая у нас тут каша заваривается, Грун. Пересоленная да переперченная. Найти то людей я им всем найду, и дочке императора в охрану и этому, заговорщику или кто он там в сопровождение или конвой. Но вот как все требования остальные мне соблюсти? Вдруг дочь императора возжелает, чтобы мы на каждой стоянке ей шатер разбивали и ванну с пеной готовили, а сами танцевали вокруг нее 'палладаз' и счастливо улыбались при этом? А этот коронный преступник в лес куда-нибудь, или в тамошний данж какой вдруг намылится без сопровождения? Что делать то тогда будем, а, Грун? Он ведь благородный, владетельный льер! Мне же его хрен застроить, рожу эту вольнонаемную! И еще, владетельных этих, разводить по углам обязательно надо, нельзя давать им быть вместе.   -Делать мы будем, господин префект то, что нам должно и что не роняет честь имперского легионера. Мы легионеры императора, а не его племяннице или этого, первого хранителя. По обстоятельствам, короче, будем действовать, господин префект. А пока предлагаю прогуляться, оросить травку и проветриться. Головы освежить. Больно крепок твой первач, перфект. И давит мне что-то там, пониже ремня.   Префект и первый центинарий, бережно поддерживая друг друга, шумно выбрались из палатки, завернули за угол, к южной стороне лагеря и одновременно замерли, задержав руки на пуговицах форменных штанов. Так же одновременно хмыкнули, пожали плечами и продолжили расстегивать ширинки. Белое, с позолоченными спицами, закрытое ландо, медленно въезжающее на территорию лагеря в сопровождении разноцветной кавалькады всадников, никуда не денется, а вот с проблемой переполнения мочевого пузыря надо срочно бороться.                                                                                                                                                                                             

Связаться с программистом сайта.

Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"


Все об амулетах и как их сделать самому

Еще статьи:


Как сделать в макроссе

Как сделать багажник для нивы своими руками

Все схемы реле времени